Единственный выход — работа

В рамках программы «Забота» благотворительного фонда «Металлург» стартовал традиционный заезд экс-топ-менеджеров ПАО «ММК» на санаторный курс.

За полчаса до отправки автобуса на площадке у бывшего кинотеатра «Комсомолец» заметное оживление: каждый вновь пришедший обходит коллег по кругу с рукопожатиями. Разговоры — вперемешку бытовые и производственные: металлургов бывших не бывает.


По плану отдыха у топ-ветеранов ещё будет возможность обсудить современную производственную жизнь градообразующего предприятия с его руководителями на выездной встрече, а пока — самое время журналистам погрузиться в атмосферу ветеранских воспоминаний. Особенно остро переживаются девяностые.


— Как выживали? — переспрашивает бывший заместитель главного прокатчика Василий Барсуков. — Приходили и работали. Других способов не бывает.


Вместе с другим прокатчиком Александром Титовым, четверть века отработавшим в обжимном цехе, затем — в ЛПЦ-4, руководившим метизным заводом, вспоминают: раньше на блюминге калибровка не менялась десятилетиями, а в девяностые стали менять едва ли не ежесуточно. Хватались за любые заказы. Трудозатраты огромные, а выход минимальный. На работу приходишь — не знаешь, что ждёт.


— Жили на предприятии: работали с шести утра до десяти вечера, — делится бывший заместитель главного металлурга Виктор Сединкин. — Домны без сырья, экономических рычагов для защиты предприятия нет, много аварий. Люди теряли надежду — их нужно было поддержать, занять делом. Посещали сменно-встречные, объясняли, насколько тяжёлые условия преодолевает комбинат.


— Многие тогда уходили в артели, — продолжает тему последний начальник мартеновского цеха № 1 Наиль Шакиров. — С одной стороны, в девяностые запустили ККЦ, с другой — вышел срок жизни мартенов. Надо было работать с людьми — занятия им не было. Поручали наводить чистоту: подметали сначала вдоль, потом поперёк, а после ещё работу принимали. Пусть это была временная задача, но, когда всё разваливалось, она позволяла поддерживать рабочий настрой.


Без дела люди теряют смысл жизни.


— Ну, «тридцать вторая» ещё работает, — утешает Наиля Накиповича бывший директор по строительству стана «2000» холодной прокатки Михаил Тихоновский, — Но девяностые и правда были тяжёлым временем. Денег нет, и, как на многих предприятиях, был риск полного развала производства, на время пришлось приостанавливать действие контрактов с зарубежными партнёрами. Комбинат устоял. С приходом к управлению комбинатом Виктора Рашникова началось строительство стана «5000» горячей прокатки. Я работал в третьем и пятом «листопрокатах», есть с чем сравнить — без натяжки: «5000» — мечта прокатчика. Современнейшее оборудование. И, кстати, благодаря грамотной производственной политике, стало возможным помогать пенсионерам.


Разговор переключается на предстоящий отдых, обещающий насыщенную культурную, оздоровительную и душевную программу: медицинские процедуры, консультации специалистов, посещение бани и аквапарка, спортивный турнир, экскурсии и долгие-долгие разговоры о главном — об ММК. Ещё минута — и автобус отправляется в санаторий на Банное.

Источник: MagMetall.ru


Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected]


Comments are disabled for this post