«В этом здании жил и работал…»

Новый проект «Магнитогорского металла» посвящёный людям и событиям, в память о которых установлены мемориальные доски.

В октябре 2001 года на доме № 18 по улице Тургенева появилась мемориальная доска, посвящённая знаменитому сталевару, Герою Социалистического Труда, кавалеру орденов Ленина и Трудового Красного Знамени Николаю Степановичу Ушакову.


Несмотря на то, что в этом доме он прожил всего четыре года, на открытие доски собралось немало соседей, пришли ветераны-металлурги, представители комбината и лицея № 13, где Ушаков преподавал последние годы. Право открыть доску предоставили сыну Николая Степановича — Сергею, тоже работнику ММК.


В советское время имя Николая Степановича Ушакова на комбинате знал каждый сталевар. Орденоносец, Герой Социалистического Труда, специалист, каких мало. На ММК, в первый мартеновский цех, он пришёл после окончания ремесленного училища. Начинал подручным сталевара, работал на разных печах, подменяя товарищей. Мало кто мог выдержать работу подменного подручного: у каждой печи свой характер, свои особенности, и всё это нужно знать и учитывать. Но зато практические навыки и опыт появлялись  быстрее, если, конечно, у рабочего хватало терпения выдержать такой темп и нагрузку. У Николая Ушакова хватало. Люди, знавшие его близко, утверждали, что размеренной и чёткой работе Ушакова во многом способствовал характер: спокойный, выдержанный. Постепенно  из подручных он перешёл в сталевары. Осваивал крупнейшие в стране 900-тонные мартеновские печи, участвовал в разработке и внедрении новых технологий, направленных на расширение сортамента и улучшение качества выплавляемого в этих печах металла. В 1981 году Николай Ушаков признан лучшим рационализатором цеха.


Со временем  он стал мастером блока большегрузных печей — № 33 и 34.  Во всём, что касалось технологической сферы, Николай Ушаков был вне конкуренции: печи знал досконально, что позволяло выдавать плавки строго по заказам. А ведь на 900-тонных печах это было очень непросто. Взять хотя бы сталевыпускную лётку. Если на двухванных печах она короткая, то на большегрузных — более двух метров. Разделывать её приходилось вручную, выгребая магнезит до первой пробки. И оставшийся слой чаще всего пробивали пикой. Поэтому на первых подручных налагалась большая ответственность: случалось, что при таких лётках затягивался выпуск, за время схода металла выгорал углерод, и плавка шла вне заказа. Николай Ушаков, как мастер, всегда следил за тем, как подручные принимают смену.


— Подручные в нашей бригаде на обеих печах были опытные, — отмечал Николай Степанович. —  Добросовестно следили за сталевыпускными отверстиями. Придирчиво принимали смену и сдавали её на совесть, чтобы не доставить излишней работы своим сменщикам. Да и сталевары 33-й и 34-й печей тоже не нуждались в поучениях — за спиной у каждого много лет мартеновского стажа.


Для выпуска плавки по заказу нужно было во все три ковша давать определённое количество раскислителей, например, ферросилиция.


На больших печах он определялся не по весу, а по объёму. А поскольку фракция этого раскислителя не всегда была одинакова, приходилось определять его количество на глаз. И здесь требовался навык: ведь излишек или нехватка раскислителя могли изменить марку стали. Вместе с бригадой Николай Ушаков надеялся, что со временем на печах поставят дозаторы и проблема — определять на глазок — отпадёт.  А пока приходилось работать по старинке, проявляя весь свой профессионализм, чтобы сталь соответствовала заданным требованиям.  


В бригаде Николая Ушакова уважали. И не только за справедливый характер, но и за подлинное мастерство, которым мог похвастать далеко не каждый сталевар. Тонкостям своей профессии он охотно обучал молодёжь. Производственные задачи Николай Степанович совмещал с общественными и партийными, которые порой поглощали  всё свободное время. Но этой «нагрузкой» Николай Степанович не тяготился, так как считал, что именно из таких моментов и состоит жизнь рабочего человека. За трудовые достижения Н. С. Ушаков награждён орденами Ленина и Трудового Красного Знамени, многочисленными медалями.


— Николай Степанович — настоящий труженик, хороший организатор и достойный человек, — говорили о нём товарищи. — Умел «дело делать», уважительно относился к людям.


Именно последнее качество в нём ценили больше всего. Когда в канун 50-летия комбината, Николаю Ушакову присвоили звание Героя Социалистического Труда, добрым речам в его адрес не было конца.  Коллеги Ушакова вспоминали такой случай. Подручный сталевара подал заявление об уходе: увольте, мол, уезжаю из Магнитогорска. Начальник цеха Г. В. Чернушкин был удивлён: мастер Ушаков о молодом рабочем был самого высокого мнения, прочил его в сталевары, а тут — заявление. Николай Ушаков решил поговорить с рабочим. Эта ситуация обеспокоила его не только как мастера, но и как партгрупорга. Вспомнил он, что и сам когда-то чуть было поспешно не уволился из цеха, но люди разобрались, помогли в житейских делах. Вот и Николай Ушаков отправился домой к своему подопечному, вник в причины семейного раздора. Одной из них было отсутствие квартиры, о чём рабочий стеснялся говорить. Поэтому мастеру Ушакову нужно было не только помирить жену и мужа, но и помочь семье с жильём. Не сразу, но этот вопрос удалось уладить, в результате чего цех, как говорил Николай Степанович, стал богаче на одного хорошего сталевара. И это лишь один пример из множества.


После ухода на пенсию Николай Степанович Ушаков перешёл на преподавательскую работу в профессиональный лицей № 13, где подготовил немало квалифицированных кадров для ММК. 


 


 

Источник: MagMetall.ru


Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected]


Comments are disabled for this post