Медицина должна быть безболезненной

Вчера российские анестезиологи отмечали профессиональный праздник. А сегодня анестезиолог-реаниматолог отделения нейрохирургии в ГБУЗ РК «Симферопольская клиническая больница скорой медицинской помощи № 6» Гаянэ Иванова рассказывает о своей нелёгкой работе. Она прошла путь от медсестры до лечащего врача. Сегодня в её подчинении целая структура. С этим коллективом, утверждает она, всё по плечу.

– Гаянэ Владимировна, как это вообще можно выдержать: ежедневно видеть страшные травмы, боль и страдания людей?

– Для большинства людей увидеть мёртвого человека – это шок. Во время учебы в медвузе ты с этим сталкиваешься. Но потом, когда надевается медицинская форма, медицинская маска, у тебя на руках перчатки, ты берёшь скальпель – и начинается образование. Тогда ты и относишься к этому как к учебному процессу. То же и на работе. Тебе нужно срочно помочь, сейчас, безотлагательно. Чувства есть, но времени на них нет, и они все уходят на задний план.

– То есть вам просто некогда об этом думать?

– Если я буду в шоке, я просто не смогу помочь. Я не отвечу за остальных, скажу только за себя: страх уходит, когда надеваешь медицинскую форму. Когда ты её снимаешь, становишься обычным человеком. Например, я могу оказать помощь на месте ДТП, но для меня это будет шок, потому, что это произошло со мной в жизни, а не на работе.

– Вспоминаете студенческие годы?

– Я училась на кафедре анестезиологии и реанимации в нашем медицинском университете. Это очень сильная кафедра. Я счастлива, что училась именно здесь. Учебный процесс постоянно контролировался, где нужно, меня мотивировали. Мною занимались, в меня вкладывали, с меня требовали – и это дало результат.

– Вы работаете в больнице скорой помощи четыре года. Замечаете движение вперёд?

– В этой больнице я когда-то работала медсестрой, была интерном и ординатором. Здесь самая тяжёлая работа. Всегда не хватало средств и не хватало аппаратуры, не хватает и не будет хватать людей. И дело не в зарплате. Здесь просто огромная нагрузка. Это больница скорой медицинской помощи. Но если оглянуться назад, то путь, который больница прошла, потрясает. Сегодня у нас оборудование, ремонт, замечательный коллектив, высококвалифицированные врачи. Я считаю, что за четыре года больница сделала шаг вперёд буквально лет на 10-15.

– Здесь возможно оказание высокотехнологичной помощи?

– Безусловно. Что касается нейрохирургии, я просто горжусь коллегами. Среди наших пациентов было много приезжих обеспеченных людей, которые летом во время отдыха, к сожалению, получили различные тяжёлые травмы и оказались у нас. По окончании лечения некоторые из них предпочли проходить реабилитацию за границей. И там, когда делали компьютерную томографию и видели уровень операций, которые провели наши нейрохирурги, зарубежные коллеги были в восторге. Что касается специфики моей работы, я работаю с прекрасным оборудованием и теми же препаратами, что и во всём мире. Поэтому больные у нас всегда довольны.

– Если говорить об операциях, многие люди испытают перед ними страх. Как выходите из таких ситуаций?

– Не просто операции, люди боятся анестезии, и это, я считаю, нормально. Общению с людьми нужно учиться. И очень важно врачу уметь сопереживать.

– То есть вы немного психолог?

– Не немного, а скорее, в полной мере. Страх вызывает тахикардию и повышение артериального давления. А у гипертоника, который утром не выпил таблетку потому, что до наркоза нельзя есть, давление может быть 200! И вот он ложится на операционный стол, и у тебя есть только несколько вариантов: либо отменять операцию, либо перенести на другое время, либо заменить седативное, что также имеет побочный эффект. А можно просто поговорить с человеком 10 минут. Объяснить ему, успокоить. Он должен понять, что испытывать страх – не зазорно. Когда человек может с тобой это обсудить, ты, потратив эти 10 минут, можешь не переносить операцию и провести безопасную анестезию.

– Какой же основной аргумент в таких разговорах?

– Я всем своим пациентам объясняю: «Поверьте, сейчас вы испытываете намного больше эмоций, чем оно того стоит. Когда вы проснётесь, поймёте, что самое страшное было пережито до, а не во время и после».

– И всё-таки почему именно такую непростую специальность вы выбрали?

– Я считаю, что боль – это такая же болезнь, как и любая другая. И её испытывать человек не должен. Боль должна лечиться на всех этапах, не важно, какова её природа. Тем более когда человек попадает в медучреждение, к хирургу на перевязку или операцию – он должен быть обезболен. Это правильно, гуманно и соответствует требованиям современной медицины. Медицина может и должна быть безболезненной! Вот зачем нужен анестезиолог во время операции – обезболить пациента и обеспечить нормальный эмоциональный фон.

Источник: GazetaCrimea.ru/


Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected]


Comments are disabled for this post