Та заводская проходная, что в люди вывела меня

«1 января 1938 года сдан в эксплуатацию обозный завод, производивший пароконные и одноконные повозки. В 1955 году на заводе начался массовый выпуск автомобильных и тракторных прицепов.

В 1960 году завод переходит на выпуск самоходных гусеничных комбайнов и получает новое название – «Дальсельхозмаш» (ныне «Дальсельмаш»). Основные виды деятельности – сельхозмашиностроение, производство рисозерноуборочных и кормоуборочных комбайнов на гусеничном ходу. Дополнительные – производство товаров народного потребления, оказание услуг населению».

Это – статья из «Энциклопедического словаря ЕАО», который был выпущен почти двадцать лет назад, в 1999 году. Тогда «Дальсельмаш» считался действующим предприятием, хотя о прежних масштабах производства, которые были в советские годы, мечтать уже не приходилось. Но надежда сохранить завод еще теплилась.

Напомню – «Дальсельмаш» многие годы был самым крупным предприятием Биробиджана и одним из самых крупных в области. Здесь работало до трех тысяч человек, вокруг завода образовался целый поселок жилых домов, а кадры специалистов для предприятия готовил подшефный машиностроительный техникум. Своей считали здесь десятую школу, где в основном учились дети дальсельмашевцев, были у завода свои детские сады, туристическая база, пионерский лагерь, стадион, за которым так и осталось прежнее название – «Дальсельмаш». Было, были…

Об этом напомнил руководитель ЕНКА г.Биробиджана Наум Ливант, открывая заседание семейного клуба «Мишпоха».

– Мы тоже были как одна семья, – говорили бывшие заводчане, вспоминая годы своей работы на «Дальсельмаше».

Одним из последних покинул заводские стены Александр Резниченко.

– Наш завод, – напомнил он, – славился и в области, и в Хабаровском крае, был хорошо известен в стране. Наши комбайны экспортировались в 16 стран мира. Одними из первых заводчане освоили ЧИПы – станки с числовым программным управлением. Я пришел на завод в 1953 году, ушел в  2013-м, то есть отдал ему шестьдесят лет жизни. И очень жаль, что не смогли сохранить родной завод.

При «Дальсельмаше» существовало Головное конструкторское бюро, которое возглавлял кандидат технических наук Михаил Канделя.

Он тоже пришел на эту встречу, чтобы напомнить о том, какую роль сыграл завод в жизни города.

– По сути, это было градообразующее предприятие Биробиджана. Десяткам тысяч человек дал он профессию и путевку в жизнь, студенты проходили на заводе практику, получали дипломы и возвращались в его стены.

В унисон сказанному зазвучала песня из фильма «Весна на Заречной улице»:

 

Я не хочу судьбу иную,

Мне ни на что не променять

Ту заводскую проходную,

Что в люди вывела меня.

 

Увы, променять заводскую проходную и заводские профессии пришлось почти всем дальсельмашевцам. Кто-то ушел в бизнес, кто-то – в правительственные и силовые структуры, кто-то устроился на другие предприятия и в организации. Очень много бывших заводчан покинули пределы области – живут в Израиле, Германии и в западных регионах России.

Судьба Почетного гражданина ЕАО Виллия Арнаполина тоже была связана с «Дальсельмашем». Начинал учеником слесаря, вырос  до начальника ремонтно-механического цеха. От завода получил хорошую квартиру, в которой живет до сих пор.

Участник встречи, тоже бывший дальсельмашевец Валерий Гуревич напомнил, что именно Виллий Арнаполин  принимал его на работу. Присутствующие дружно поздравили Валерия Соломоновича с присвоением ему звания «Почетный гражданин ЕАО». Кстати, именно он предложил собрать на «Мишпоху» бывших заводчан.

Заместитель начальника управления экономики правительства ЕАО Аркадий Уманский после окончания сельхозинститута проработал на «Дальсельмаше» несколько лет. Там же до самого ухода на пенсию трудился его отец Израиль Уманский.

– Помню, как здорово на заводе отмечали тридцатилетний юбилей, совпавший с новогодними праздниками. В столовой накрыли столы, детей катали на санях.

– Я не трудился на «Дальсельмаше», но моя биография тесно связана с ним. Работая в горкоме партии, приходилось многое делать для того, чтобы комбайны вовремя отправлялись по железной дороге, чтобы не повышались тарифы на их перевозку. Когда я работал на ЖБИ-7, мы поставляли блоки для строительства заводских цехов, – поделился воспоминаниями Вольф Аронович Кац.

Среди приглашенных были Гертруда Махинина, руководившая плановым отделом завода, Александр Шлюфман, бывший инженер, Александр Драбкин, редактор многотиражной газеты «Комбайностроитель» в  1980-е годы. На «Дальсельмаше» некоторое время работал известный биробиджанский художник Владислав Цап.

Коллектив завода был интернациональным, но так уж сложилось, что преобладали среди заводчан представители еврейской национальности. Часто работали семьями, много было трудовых династий.

Складывались на заводе и свои традиции, рождались байки, анекдоты из заводской жизни. Теперь все это в прошлом, в памяти тех, кто продолжает считать завод родным.

Наум Ливант перечислил все знаковые даты «Дальсельмаша», фамилии его директоров. Жаль, что никто из них не смог присутствовать лично – кто-то уехал из Биробиджана, а большинство покинуло этот мир.

Певец Евгений Конопаткин и Наум Ливант порадовали участников встречи песнями их молодости.

Организатору встречи Валерию Гуревичу попал в руки любопытный документ – приказ по народному комиссариату местной промышленности РСФСР от 27 августа 1937 года. Назывался он так: «О состоянии строительства Биробиджанского обозного завода и ликвидации последствий вредительства». В первом же пункте приказа говорилось, что с момента выбора площадки (1934 год) до июня 1937 года строительство завода велось … вредительски. Дальше шло перечисление случаев вредительства и приказ о наказании виновных как врагов народа. Сообщалось, что материалы по вредителям переданы в следственные органы.

В Книге Памяти жертв политических репрессий ЕАО я нашла имена этих людей. Ведавший строительством завода старший прораб «Бирстроймонтажа» Павел Васильевич Беляков в октябре 1937 года был арестован, а в апреле 1938 года расстрелян. Реабилитирован в 1992 году. Начальник строительства Михаил Абрамович Муштаков, приехавший в Биробиджан из Москвы, был осужден по четырем статьям и тоже расстрелян в апреле 1938 года. Реабилитирован в 1957 году.

Можно сказать, что первые руководители строительства завода отдали свои жизни за то, чтобы 1 января 1938 года он заработал. А в годы войны завод стал по-настоящему оборонным предприятием, работая круглые сутки «для фронта, для победы».

На «Мишпохе» вспоминали, что прежде День машиностроителя был праздником для жителей всего города, а в этом году о нем вообще забыли.

И все же, пока жива память,  будет жить и завод. Это – та часть истории области, которую не перепишешь.

Источник: GazetaEAO.ru


Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected]


Comments are disabled for this post