BBC: В Великобритании триумф по случаю одобрения вакцины обернулся конфузом

«Наша страна намного лучше, и в ней живут самые лучшие люди», — объяснил министр образования, почему британцам повезло больше, чем жителям США и Евросоюза, где вакцина еще не одобрена.

«Всё благодаря брекситу», — растолковал министр здравоохранения. Министр бизнеса взял выше. «Долгие годы мы будем вспоминать этот момент как день, когда Британия повела человечество в атаку против вируса», — написал он твит в духе гимна «Правь, Британия!».

Патриотический порыв членов кабинета Бориса Джонсона вдохновил боготворящую его прессу и сторонников. Но озадачил и возмутил политических противников, экспертов, чиновников, дипломатов и медиков — как дома, так и за границей.

Они напомнили триумфаторам, что одобренную ими вакцину Pfizer/BioNTech придумали и сделали в Германии и США, а производят в Бельгии. И что брексит никак не помог британцам защититься от вируса, но зато вполне может помешать.

«Отчего так сложно признать этот важный шаг вперед огромным международным успехом и достижением, — ответил посол Германии в Лондоне Андреас Микаэлис на твит министра бизнеса Алока Шармы. — Я решительно не согласен с тем, что это национальная история. Пусть даже немецкая компания BioNTech и внесла решающий вклад, но эта история — европейская и трансатлантическая».

И не то чтобы британцам нечем гордиться: на родине Исаака Ньютона есть свои быстрые разумом ученые, и они разработали вакцину в Оксфорде. Но она пока не одобрена.

Так что первенство, которым кичатся министры, заключается только в том, что Британия купила и сертифицировала иностранную вакцину раньше, чем это случилось там, где ее разработали — в Германии и США.

Спасибо брекситу за это

Но это подтверждение другого большого достижения — брексита, подлил масла в огонь министр здравоохранения Мэтт Хэнкок.

«Мы смогли принять решение на основе оценки британского регулятора, а не вместе с европейцами, которые продвигаются чуть медленнее. У нас такие же проверки и одинаковые процедуры, но мы смогли ускорить их благодаря брекситу», — сказал он.

И тут же был опровергнут тем самым британским регулятором MHRA.

«Мы сумели выдать разрешение на поставки этой вакцины благодаря положениям европейского закона, который действует до 1 января», — сказала глава MHRA Джун Рейн.

Британия покинула Евросоюз еще прошлой зимой, но переходный период истекает только в новогоднюю ночь, поэтому она по-прежнему живет по европейским законам.

Более того, они позволяют любой стране ЕС безо всякого выхода из союза одобрять вакцины в исключительных случаях вроде пандемии. Именно этим исключением воспользовалась Британия, подтверждает эксперт по правовым вопросам Дэвид Аллен Грин.

Министры прекрасно осведомлены об этом, им не могли не сообщить, возмущается он.

«Но они осознанно распространяют ложь, только чтобы заработать очки в пользу брексита. Это опасная безответственность, учитывая, что любые недостоверные заявления о новой вакцине льют воду на мельницу антипрививочников», — пишет он.

Того же боятся европейцы и потому предпочитают подождать еще пару недель, но выступить уже с общим разрешением на вакцинацию почти полмиллиарда жителей 27 стран Евросоюза.

Доверие важнее скорости

Германия давно могла воспользоваться тем же исключением, что и Британия, но не стала, сказал немецкий министр здравоохранения Йенс Шпан.

«Задача не в том, чтобы быть первыми, а в том, чтобы иметь безопасные и эффективные вакцины в разгар пандемии и обеспечить доверие населения к ним. Нет ничего важнее доверия, когда дело касается вакцинации».

У немецких чиновников с доверием все в порядке — в отличие от британских министров. Кабинету Джонсона не помешают хорошие новости после нескольких впечатляющих провалов в деле борьбы с пандемией и одного из худших в Европе показателей смертности от ковида.

Если в конце марта 72% британцев считали, что власти хорошо справляются с пандемией, то к середине мая таких было уже меньше половины, а к концу ноября доверие рухнуло до 35%. В то время как в Германии этот показатель всю весну и лето стабильно держался на уровне 70%, и даже с приходом второй волны осенью опустился незначительно — до 60%.

Быстрое одобрение иностранной вакцины — как раз та хорошая новость, и министры попытались выжать из нее всё. И даже немного больше. Они подмешали к вакцине брексит и наступили на больную мозоль.

Во-первых, соратники Джонсона в партии консерваторов не первый раз относят к дивидендам брексита достижения, никак не связанные с разводом с ЕС. А во-вторых, до окончательного разрыва осталось меньше месяца, а будущие отношения с крупнейшим торговым партнером до сих пор неясны.

Переговоры в тупике уже несколько месяцев, и с каждым днем все реальнее угроза того, что союз без границ между Британией и ЕС обернется в новогоднюю ночь торговой войной, шлагбаумами и пошлинами.

Вот это уже проблема, потому что до одобрения вакцины Оксфордского университета и AstraZeneca, которую будут производить на островах, Британия полагается только на поставки прививки Pfizer/BioNTech с континента.

Скорость все же имеет значение

Грузовики с замороженной вакциной едут из Бельгии и рискуют застрять в портах даже в случае, если Британия и ЕС договорятся о беспошлинной торговле, поскольку граница вернется в любом случае, отмечает специалист по торговой политике Джеймс Кейн из британского исследовательского центра Institute for Government.

«Таможенные проверки начнутся 1 января, будет соглашение или не будет», — написал он и призвал чиновников перейти от духоподъемных речей к делу.

«Ни власть, ни бизнес к этому не готовы, и потому задержки на границе практически неизбежны. Осталось меньше месяца, и правительству стоит сделать все возможное, чтобы из-за этого не сорвалась программа вакцинации населения».

Одна вещь из возможных уже сделана — вакцина одобрена за месяц до возвращения таможни, и караваны фур уже направляются к Ла-Маншу. Это первая хорошая новость, вытекающая из оперативной сертификации европейско-американской прививки.

Есть и вторая, и она тоже связана с брекситом. И нет, это не выгода от развода с ЕС, как уверяет министр здравоохранения, которого отказался публично в этом поддержать даже премьер Джонсон. А скорее, минимизация будущих проблем.

Дело в том, что после брексита фармацевтическим гигантам придется сертифицировать новые лекарства отдельно для относительно небольшого и не очень прибыльного рынка Великобритании, тогда как сейчас достаточно одной общеевропейской регистрации, которая дает доступ к самому богатому рынку в мире с население полмиллиарда человек.

Поэтому брексит породил опасения, что в будущем новые препараты будут попадать к британцам позже, чем к европейцам, или будут дороже, чтобы компенсировать производителям стоимость и головную боль дополнительной сертификации на островах.

И вот тут молниеносная регистрация вакцины и гибкость уважаемого британского регулятора MHRA помогут убедить фармацевтические компании в том, что после брексита процедура одобрения новых лекарств будет предельно оперативной и безболезненной.

Подписывайтесь на Телеграм-канал BB.LV!
Заглядывайте на страницу BB.LV на Facebook!
И читайте главные новости о Латвии и мире!


Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected]


Comments are disabled for this post