Без НАТО у Порошенко нет возможности «нагнуть» Путина

За последние четыре с половиной года украинское общество, к несчастью, успело привыкнуть к уникальной версии «ползучей» агрессии России, которая тщательно планируется таким образом, чтобы причинять наибольший вред и при этом позволять Москве избегать негативных последствий, характерных для более традиционных военных кампаний. Гибридная война России вышла далеко за рамки ее плохо завуалированного военного вторжения на восток Украины, поскольку Москва также прибегает к убийствам, кибератакам, торговым эмбарго и дезинформационным кампаниям, чтобы удерживать Украину в состоянии дестабилизации и не дать ей возможность окончательно покинуть сферу влияния Кремля. Во всем этом единственной константой было желание замаскировать вмешательство России. Такой акцент на правдоподобном отрицании сделал атаку российских военных против трех украинских кораблей 25 ноября переломным моментом. Впервые с момента начала конфликта весной 2014 года российские военные, действовавшие под российскими флагами, открыто атаковали Украину.

Реакция Киева стала отражением масштабов значения этого эпизода. Актуальным стал вопрос доступа к украинскому побережью Азовского моря, где находятся наиболее важные в экономическом смысле порты страны. Украинские чиновники также восприняли эту атаку как сознательную эскалацию конфликта и возможный сигнал о готовящемся полномасштабном наступлении наземных войск — на фоне сообщений о наращивании военного потенциала России вдоль украинской границы. После этого инцидента Совет национальной безопасности и обороны Украины провел заседание и по его итогам призвал к введению военного положения. Затем несколько смягченная версия его предложения была одобрена на голосовании в парламенте Украины, в результате чего военное положение сроком на 30 дней было введено в 10 приграничных областях. С того момента Украина запрещает большинству российских мужчин призывного возраста въезжать на свою территорию в связи с военным положением.

Разумеется, Россия активно выступила против такой трактовки событий. Москва назвала инцидент в Черном море безрассудной провокацией, которую спланировал президент Петр Порошенко, чтобы повысить свои шансы на президентских выборах весной 2019 года, и которые он, по мнению большинства экспертов, проиграет. Согласно версии Кремля, Порошенко надеется повысить свой стремительно снижающийся рейтинг, сыграв на образе российской угрозы, чтобы отвлечь украинцев от его неудач во внутренней политике.

Однако в объяснении Москвы ни словом не упоминается о многих месяцах враждебных действий России в Азовском море, которые предшествовали инциденту 25 ноября. С тех пор как в начале 2018 года было завершено строительство нашумевшего моста через Керченский пролив, который соединяет Россию и аннексированный Крым, украинские порты в Азовском море постоянно сталкиваются с серьезными проблемами. Этот мост довольно низкий, в результате чего 30% кораблей, которые прежде ходили по Азовскому морю в украинские порты, больше просто не могут туда попасть, а российские чиновники регулярно ограничивают движение морских судов, либо перекрывая Керченский пролив, либо перехватывая и задерживая корабли в Азовском море.

Такие условия фактической полублокады оказывают крайне негативное влияние на украинскую экономику, одновременно подтачивая украинский суверенитет. Если все оставить как есть, контроль России над Азовским морем подготовит почву для того кошмарного сценария, в рамках которого российский морской десант высадится в районе сухопутного коридора, пролегающего вдоль украинского побережья и соединяющего Россию и Крым. Мало кто в Киеве считает случайностью то, что в рамках недавно прошедших военных учений России особое внимание было уделено операциям морского десанта.

Еще до ноябрьского инцидента в Черном море Украина отреагировала на медленное удушение ее портов в Азовском море наращиванием своего военного присутствия в этом районе и началом строительства новой военной базы. С этой целью в сентябре небольшая флотилия украинских военных судов прошла по Керченскому проливу и безопасно достигла юго-восточного побережья. Такой же была заявленная цель тех кораблей, которые подверглись атаке в ноябре, и Кремлю довольно трудно подкреплять фактами свои заявления о провокации со стороны украинских властей, учитывая хронологию роста напряженности в Азовском море. Как совершенно справедливо отметили многие комментаторы, попытки украинских кораблей пройти по Керченскому проливу 25 ноября можно считать «провокацией» лишь в том случае, если само присутствие Украины в этом регионе — это «провокация».

Слабая реакция Запада

С точки зрения Киева, гораздо больше тревоги вызывает отсутствие решительной реакции международного сообщества на атаку россиян в Черном море. Западные лидеры, такие как председатель европейского совета Дональд Туск (Donald Tusk) поначалу выступили с резкой критикой, однако их заявления пока не превратились в действия, которые могли бы заставить Кремль остановиться и принять сказанное к сведению. Напротив, в результате все увидели, насколько слабой оказалась реакция Запада на гибридную войну России на Украине.

Неспособность Запада адекватно отреагировать на военную эскалацию, на которую пошла Россия, ясно показывает, что Украина нуждается в мощной дипломатической поддержке в своей неравной борьбе против Кремля. Порошенко, очевидно, это признает. Сейчас он призывает членов НАТО увеличить их присутствие в Черном море, и он даже пригласил их посетить портовый город Мариуполь — для такого шага понадобятся военные корабли НАТО, которые должны будут пройти по Керченскому проливу, что позволит проверить степень решимости России.

Учитывая демонстративное отсутствие у Запада желания ввязываться в военную конфронтацию с Россией, предложения Порошенко кажутся лишь плодом его воображения и подчеркивают отсутствие у Украины каких-либо иных вариантов. Тем не менее, апеллирование к международному праву и солидарности Запада — это единственная карта, которая осталась у украинского лидера в его борьбе за то, чтобы Азовское море не превратилось в российское озеро. В отсутствие решительного вмешательства со стороны международного сообщества у Киева попросту нет возможности заставить Москву ослабить ее хватку в Керченском проливе и соблюдать ее обязательства по совместному использованию Азовского моря. В данный момент такое вмешательство Запада кажется крайне маловероятным. Канцлер Германии Ангела Меркель уже, по сути, исключила эту тему из числа приоритетных, согласившись обсудить этот вопрос в рамках так называемого нормандского формата — платформы, которая с момента своего создания в 2014 году не смогла добиться никаких значимых результатов.

Мобилизация международного сообщества останется одним из главных приоритетов Порошенко в ближайшие несколько месяцев. Ему придется усердно поработать. Характер освещения инцидента в Керченском проливе в СМИ продемонстрировал влияние нарративов Кремля на понимание международного сообщества сути событий на Украине, а также сделал акцент на собственных ошибках Украины, которые она допускала с 2014 года. Несмотря на то, что российская агрессия длится уже почти пять лет, большая часть репортажей на эту тему ограничиваются рамками эквивалентности «он сказал, она сказала», что создает определенный ореол двусмысленности и размывает статус Украины как жертвы агрессии. Это должно измениться, если Киев хочет добиться той поддержки, в которой он отчаянно нуждается. В первую очередь, Порошенко необходимо бороться с попытками изобразить российско-украинский конфликт как часть попыток Запада окружить Россию. Он должен решительно напомнить потенциальным сторонникам Путина, что Россию не окружают — от нее отворачиваются. Это вечная проблема постсоветского мира, где естественная склонность бывших вассалов Кремля искать защиту у евроатлантического сообщества регулярно трактуется как проявление имперского экспансионизма Запада. Слишком часто с 2014 года собственная борьба Украины за независимость заглушалась геополитическими играми и разговорами о новой холодной войне. Сейчас Порошенко нужно вернуть национальный нарратив Украины в центр международных дебатов и напомнить западным лидерам о необходимости защищать те ценности, которые лежат в основе их обществ.

Питер Дикинсон, автор Foreign Аffairs


Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected]


Comments are disabled for this post