Что немцу здорово? Германия остается антиковидным бастионом Европы

«Деньги поступали на счёт через сутки»

— Дмитрий, чем отличается политическая, экономическая и социальная среда в Германии во время первой и второй волн Covid–19?

— Общим является некоторая «обыденность» второй волны в сравнении с первой. В начале эпидемии десятки миллионов людей в разных странах ЕС испытывали страх, воспринимали инфекцию как серьезную угрозу для себя лично и для близких людей. Соответственно, ограничительные мероприятия пользовались максимальной поддержкой населения, и даже партии, традиционно оппонирующие правительству, практически не выражали протест против тех или иных решений. Альтернативы локдаунам не было.

Со временем острота восприятия угрозы уменьшилась. Это свойство человеческой психики, невозможно жить длительное время в состоянии стресса, постоянной тревоги. Несмотря на то что ряд европейских государств, включая ФРГ, оказались затронуты второй волной даже сильнее, чем первой, общественный климат претерпел определенные изменения. Поддержка населением ограничительных мер остается достаточно высокой, но она ниже, чем весной 2020 года.

Первая крупная демонстрация против антиковидных мер состоялась в Берлине лишь в конце лета. В последние месяцы акции проходят регулярно в различных регионах страны. Ранее «отрицатели короны», как их называют в Германии, высказывали свои взгляды преимущественно в соцсетях.

Изменения произошли и на политическом уровне. Правопопулистская «Альтернатива для Германии», лидеры которой в марте с. г. требовали от правительства немедленного локдауна, осознала свою тактическую ошибку и в угоду немалой части своих избирателей, склонных к конспирологии, стала активно критиковать ограничительные меры. Социсследования демонстрируют довольно сложную и во многом противоречивую картину отношения населения к ограничительным мерам федеративного и земельного уровня. Согласно декабрьскому опросу, 53% немцев поддерживает продление частичного локдауна до января, 27% против, а для 18% меры кажутся недостаточно жесткими. При этом большинство одобряет смягчение санитарного режима на Рождество, но против послаблений на Новый год.

Одним словом, сохраняется устойчивое большинство сторонников нынешнего курса, однако немцы хотели бы получить «больше свободы» в свой главный праздник. Что характерно, дебаты о проведении пасхальных каникул, совпавших с первой волной, проходили в Германии куда уж более спокойно и не вызывали таких полярных мнений.



— Мы в Латвии наслышаны о щедрости федерального правительства. Как вы оцениваете механизм распределения финансовой помощи?

— С одной стороны, общая сумма выплат по федеральным и земельным программам поддержки впечатляет: ее можно сравнить с бюджетом некоторых государств. Нередко помощь предоставлялась быстро и небюрократично, особенно в первой фазе, весной. Некоторые мои знакомые в Берлине должны были лишь заполнить короткий формуляр онлайн, деньги поступали на счет через сутки.

С другой стороны, помощь не охватывает всех «пострадавших» и вызывает у многих соискателей немало трудностей. Например, ноябрьские выплаты предпринимателям и самозанятым высчитываются на основе прибыли и оборота ноября 2019 года. Как известно, в некоторых отраслях бизнеса наиболее успешными являются летние месяцы, в то время как осенью и зимой доходы минимальны. Также возникают различные правовые коллизии. Десятки тысяч предпринимателей получили требование о возврате помощи, хотя их бизнес по–прежнему находится в плачевном состоянии и подпадает под актуальные ограничения социальной активности (впрочем, есть ряд льгот и исключений).

Определенные фрилансеры обвиняются в «обмане государства», так как в условиях отсутствия доходов, после того как была потрачена предоставленная субсидия, они были вынуждены подать заявление на предоставление государственной социальной помощи. Не учитывается ситуация граждан, практикующих смешанную модель занятости: работа по найму и предпринимательство. В таком случае они являются в глазах государства исключительно наемными работниками и не имеют право на выплаты. В целом же программы поддержки действительно помогли и помогают многим пережить непростое время — хотя они и не без изъянов.

Думающие стандартно и нестандартно

— Есть ли в политической среде ФРГ разногласия по поводу мер социального ограничения? Какие силы представляют ковидоскептиков?

— Абсолютное большинство политического класса Германии поддерживает ограничительные меры по борьбе с пандемией как таковые. Разница, скорее, в деталях.

Дебаты обусловлены двумя факторами. Во–первых, ФРГ — это федерация, земли имеют огромные полномочия и ревностно охраняют их. У руководителя региона есть большой политический соблазн показать себя «защитником здоровья» граждан на вверенной ему территории или, наоборот, предоставить гражданам «больше свобод». В течение 2020 года в федеральных землях не раз вводились региональные меры борьбы с вирусом, например внутригерманские «зоны риска» — требование негативного теста или даже обязательный карантин при перемещении внутри страны, которые быстро отменялись судами.

Во–вторых, в преддверии выборов в Бундестаг в 2021 году обостряется соперничество за «наследие» Ангелы Меркель, которая более не планирует выдвигать свою кандидатуру на пост канцлера. Основные конкуренты и одновременно антиподы в своем подходе к санитарным мерам — это премьер Баварии и лидер ХСС Маркус Зедер, выступающий за более жесткие ограничения, и премьер Северного Рейна–Вестфалии и зампредседателя ХДС Армин Лашет, который предпочитает более осторожный подход, говорит о смягчениях карантина и о длительной стратегии «жизни с ковидом».

Что характерно, два других кандидата на лидерство в лагере консерваторов — председатель парламентского комитета по международным делам Норберт Реттген и самый популярный претендент на председательство в правящей партии Фридрих Мерц — неохотно комментируют правительственные меры. Таким образом, в рядах большинства партий есть консенсус касательно понимания необходимости мер как таковых, но «детали» имеют внутриполитическую окраску.
«Думающие нестандартно» (самоназвание движения «отрицателей короны») — новый общественно–политический феномен, довольно разноплановый по своему составу и актерам. Это в большинстве своем люди, не имеющие опыта в легальной политике. В последние месяцы открытую поддержку движения выразили ряд депутатов AдГ, но они так и не стали его движущей силой.

Сторонников движения можно разделить на три основные группы:

— отрицающие существование вируса как такового;

— признающие вирус, но считающие его менее опасным, чем утверждают врачи, ученые и политики;

— и наконец, признающие опасность вируса, но критикующие якобы преувеличенные меры ограничения его распространения.

В их среде немало приверженцев конспирологических теорий. Лидеры движения любят подчеркивать его «гражданский» характер, удаленность от любых форм радикализма.

Несмотря на это, организаторы демонстраций не предпринимают никаких действий, чтобы не допустить на свои мероприятия правых экстремистов. Недавно появился первый социологический портрет этого нового движения. Исследование показало, что среди «думающих нестандартно» мало сторонников крупных партий ФРГ. Большинство участников опроса голосовали на парламентских выборах 2017 года за зеленых, левых и АдГ, а треть собирается в следующем году отдать свой голос АдГ. Этих людей нельзя назвать необразованными: треть имеет законченное среднее образование, больше трети — диплом вуза. Процент предпринимателей выше, чем в среднем по Германии. Другие признаки сторонников движения: недоверие к СМИ и органам власти, антисемитизм, скепсис по отношению к традиционным методикам лечения. Многие респонденты отметили, что они, скорее, доверяют «своим чувствам», чем экспертному мнению. В то же время поклонников авторитаризма и релятивирования нацизма в рядах коронаскептиков оказалось меньше, чем ожидалось.

На основании своего опыта общения с участниками таких демонстраций могу добавить, что их можно разделить на две условные категории:

— люди, которые в той или иной мере утратили связь с реальностью, давно находятся в мире конспирологии и «альтернативных» концепций, а в нынешней пандемии лишь видят подтверждение правоты своих убеждений;

— люди, которые, психологически не выдержав стресс событий 2020 года, как правило, личного характера (падение доходов и социального статуса, ограничение свободы передвижения, вынужденные неудобства, потеря привычной системы координат), пытаются найти «простые ответы на сложные вопросы», ментально вернуться в период до начала 2020 года, когда мир был понятный и комфортный.

Также у этих людей отмечается склонность к социал–дарвинизму, нежелание отказываться от каких–либо благ и возможностей во имя сохранности здоровья слабо защищенных слоев общества — «право сильного и молодого», у которого вероятность заболеть вирусом в тяжелой форме существенно ниже. Думаю, с началом массовой вакцинации в Германии это движение получит новый импульс. Уже сейчас просматривается нежелание сторонников движения доверять словам политиков о проведении вакцинации исключительно на добровольной основе.

«Помощь мне была оказана через 20 минут»

— Адекватной ли к вызовам коронавируса оказалась медицинская система Германии? Насколько повлияла пандемия на обслуживание пациентов с иными заболеваниями?

— Статистика показывает, что на момент начала пандемии ФРГ имела максимальное количество мест в палатах интенсивной терапии и аппаратов ИВЛ в мире в расчете на 100 000 человек. Немалую положительную роль сыграла и форма собственности: в Германии крайне небольшой процент частных клиник. Все крупные больничные сети находятся в руках государства. По моей информации и личному опыту, пациенты с другими заболеваниями получали и получают медицинское обслуживание в полном объеме.

Безусловно, и в первую, и в нынешнюю волну существует рекомендация отсрочки плановых операций, если это допускает состояние здоровья, но это скорее мера предосторожности, на усмотрение врача и руководства клиники. Какая–та часть коек зарезервирована для больных ковидом. В некоторых больницах в последние недели количество заболевших превысило выделенный контингент, и, например, пять клиник Берлина более не принимают на лечение пациентов с коронавирусом. Однако их направляют в другие клиники.

Могу проиллюстрировать сказанное личным примером. В конце октября я получил небольшую травму и вынужден был обратиться в дежурное отделение соседней больницы. Помощь мне была оказана через 20 минут. Знакомому в середине ноября была проведена плановая операция без всякого переноса. Также продолжает функционировать и сеть частнопрактикующих, домашних врачей. В целом коллапс системы здравоохранения Германии, к счастью, не произошел.
Свет в конце туннеля!

— На ваш взгляд, какие тенденции преобладали в обществе — поляризации или солидарности?

— В настоящий момент однозначно солидарности. Меры борьбы с распространением вируса, в частности ношение маски, воспринимаются многими немцами именно в качестве акта социальной солидарности — «ты защищаешь меня, я защищаю тебя».

Но присутствует и поляризация, имеющая потенциал роста. Как это нередко бывает в общественных дебатах на социально значимую тему, происходит деление на определенные «ниши». Высказавшему какое–либо мнение автоматически приписывается принадлежность к определенному политическому лагерю. Допустим, осуждающий те или иные меры правительства ставится оппонентами в один ряд с «отрицателями короны». И наоборот — согласный с комплексом ограничений считается сторонником правящей коалиции в целом.
Но такие тенденции нельзя пока назвать значимой конфликтной линией.

— Как бы вы оценили личный вклад Ангелы Меркель, ее позицию?

— Меркель в Германии нередко называют «мамочкой» за ее политический стиль «опекунского» отношения к населению. Это проявилось и в нынешнем кризисе.

Вместе с тем канцлер довольно жестко, в привычной ей манере, отстаивала свое видение борьбы с пандемией в дискуссиях с лидерами регионов и другими ведущими политиками страны. Я бы предпочел не фокусироваться исключительно на «вкладе Меркель». Канцлер в Германии — фигура во многом зависимая, вынужденная идти путем компромиссов.

— Что немцы ожидают от 2021 года?

— Света в конце туннеля!

— Спасибо за ваши ответы.

Николай КАБАНОВ.



Источник: Scanpix – AFP –LETA


Источник: Scanpix — LETA


Источник: Scanpix – AFP –LETA

Подписывайтесь на Телеграм-канал BB.LV!
Заглядывайте на страницу BB.LV на Facebook!
И читайте главные новости о Латвии и мире!


Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected]


Comments are disabled for this post