Гоша Куценко: «Сейчас я яркий, знаменитый и лысый»

Продюсер, певец, сценарист, кинорежиссер и, конечно, актер — все это Гоша, он же Юрий Куценко. В интервью газете «СЕГОДНЯ» он заявил, что успеху во многом обязан своей… необычной прическе.

А еще Гоша немного фантазер. Он уверен, что жизнь такая, какой ты ее себе придумаешь. Актер категорически отрицает то, что творческие люди работают исключительно за деньги: «Я никогда не работал за „бабки“. Только в удовольствие. Свою финансовую нужду нужно справлять в отведенном месте. Например, в рекламе».

Прощание с мамой

— Детство у меня было теплое, классное. До сих пор помню вкус черешни с местного базара. Река Днепр, Запорожье, Украина. Как это было недавно… И как давно. Что меня связывает сейчас с городом, в котором я родился? Только могилы бабушки и деда. Родители у меня были замечательные, но отношения к лицедейству никакого не имели. Папа работал в министерстве радиопромышленности Украины, а мама была врачом—рентгенологом.

Родители были уверены, что родится мальчик, и с выбором имени проблем не возникало. В то время, когда СССР активно осваивал космос, многие своих чад называли Юрием. В честь Юрия Гагарина. Вот и я получил такое «звездное» имя. Правда, по началу имелась проблема — я не выговаривал букву «р». Представь, меня спрашивают: «Мальчик, а как тебя зовут?» А я в ответ ангельским голоском: «Юля». (Смеется.) Если учесть, что глаза у меня были голубые, а волосы — кудрявые и светлые, то звучало это двусмысленно. Проблему мама решила просто — стала называть Гошей. Мне это очень нравилось, так и прижилось это имя. Хотя, картавил я долго.

Вообще родители были со мной всегда рядом. Я не был предоставлен улице, не дрался в подворотнях, а собирал марки и занимался борьбой. Помню, я выменял одну классную, редкую марку и решил, что ее нужно поменять на… две пуговицы. Почему пуговицы? Пуговицы были блестящие.

Родители мне всегда внушали, что только хорошая учеба поможет «стать человеком». И они были правы. Плохо учишься — иди на завод и глотай пыль. Нет, меня не заставляли учиться, не доставали, я сам тянулся к знаниям (Смеется.) и учился на отлично. Вот только не дружил с химией. Ну не врубался я в нее.

Если честно, то мне не очень нравится говорить о детстве. Почему? Это связано с мамой. В моей памяти сразу появляется мама с ее вкусной «фасолькой» на ужин и папа с его утренней газетой. Я потерял родителей, и это моя личная трагедия.

Знаете, когда есть мама, то и детство твое не закончилось. А после ухода родителей резко наступает взросление. Семь лет назад я узнал о смертельном диагнозе мамы. Ей было чуть за семьдесят, но она была такая активная, подвижная, крепкая. И вдруг случился приступ эпилепсии. Сначала мы подумали, что это инсульт, но это оказался рак. Обследование показало, что у мамы опухоль в мозге.

Врачи объявили мне о мамином диагнозе осторожно… Мол, надо делать, возможно, операцию, принимать лекарства и т. д. У меня было такое ощущение, что меня вводят в реку, а из нее уже выхода нет. Я видел, как менялась моя мама. Когда я ей принес рентгеновские снимки… Она врач и поняла все сразу. И с этого момента уже не стало той, прежней, мамы. Просто стал другой человек.



Помню, она посмотрела на меня и серьезно сказала: «Так мы с тобой и не успели поговорить в этой жизни». Конечно, она была права! В последние годы, в годы занятости и пахоты, у меня не находилось достаточно времени поговорить с родителями. Все было на бегу. Вот тогда я понял, что важное осталось недосказанным. Важное для меня, важное для мамы. И я рыдал, плакал навзрыд. А потом маме сделали операцию, и она не смогла больше говорить. Мы общались только глазами… А через три месяца не стало и папы. Его тоже сразил рак. Мои родители всю жизнь были вместе — возможно, и в лучшем из миров они не хотели надолго расставаться.

Мне было невероятно тяжело, но родители, даже смертельно больные, старались повысить порог боли для своего ребенка. Я не знаю, как это происходило, но в один момент я принял ситуацию и решил, что должен поделиться своими эмоциями с людьми. Так появился фильм «Врач».

«Врач»

— «Врач» — это же моя первая режиссерская работа. Мой дебют и память о родителях.



Мои коллеги мне говорили, что решение снять фильм о врачах — погружение в переживания прошлого. Это так. Но это был и психотерапевтический сеанс. О чем фильм? О врачах, о смерти, о невозвратности, о любви. Это рассказ о профессионалах, которые думают, как продлить жизнь пациенту. Этот фильм о врачах, которые заглядывают в будущее, а не работают по обкатанным схемам.

Да, в этом фильме я продолжаю общаться с родителями. Фильм «Врач» — дань тем профессионалам, которые пытались их спасти. Они удивительные люди. Первое впечатление — они сделаны из камня. Перед лицом болезни врач не может быть иным, но в душе у них много слез и милосердия. У них есть свое внутреннее кладбище и они его чтят. Представляете, что чувствует врач, когда пациент умер? Это невозможно передать!

Мне кажется, что ушедшие близкие нам помогают. Практически год я был в «депрессухе», мне ничего не хотелось — и вдруг звонок от моего друга—продюссера: «Гоша, а не хочешь ли ты попробовать себя в качестве режиссера?» Я ответил, что и не думал никогда о «профессии режиссера», да и на тот момент меня ничего не волновало, не заботило. А потом задумался, перед глазами возникла мама… Я и ответил, что меня заинтересует история, связанная с мамой. А дальше все пошло быстро — сценарий, финансы, актеры.
Кстати, я не верю, что каждому человеку уготована своя судьба. Мы предоставлены сами себе, сами лепим свою судьбу. Возможно, мы — часть эксперимента на земле… Какого? Не знаю. Впрочем, давай поговорим о жизни, которая льется через край!

Как понравиться Олегу Табакову

— Я по жизни очень ревнивый и эмоциональный. О себе говорю: «Гоша, ты любишь гонять на скорости!» Но это совсем не значит, что лень во мне не присутствует. Когда есть свободное время, то люблю не спеша утречком встать, спокойно позавтракать, прогуляться по городу. И уж потом принимаюсь за дела. А дел — море. Нужно же в жизни все успеть! И дочек вырастить, и в кино сняться, за девушками поухаживать и отдаться своей любимой музыке.

А еще я очень упертый. Я же хохол. Если принимаю решения — иду до конца. Пример? Пожалуйста! Когда моего папу назначили заместителем министра радиопромышленности СССР, то из Украины мы перебрались в Москву. Парень я был почти взрослый, и нужно было выбирать вуз. Ну куда мне поступать?

Посовещались с родителями и решили, что пойду я в Московский институт радиотехники, электроники и автоматики (МИРЭА). Поступил. Проучился пару лет и… принял решение, что нужно мне попробовать свои силы в Школе—студии МХАТ.

Конечно, желание стать актером возникло не вдруг, я думал об этой профессии с детства. Я не ходил в театральные кружки, не вставал перед гостями на стул, чтобы прочитать стих, но в душе была тяга к прекрасному. (Смеется.) Детские мечты? Вполне! А может, гены? У меня бабушка была оперная певица. Да кто сейчас будет в этом разбираться? Тянулась душа к актерству. Объявил родителям о своем желании уйти из МИРЭА… У них шок! Папу тут же стал звонить в Школу—студию МХАТ, в приемную комиссию, и просить: «Не принимайте этого картавого идиота Юрия Куценко!» (Смеется.) Но я стоял на своем. Решил поразить комиссию «Исповедью хулигана» Есенина. Поразил! Я же безбожно картавил, а приемную комиссию возглавлял Олег Павлович Табаков. Так его так забавляла моя «картавость», что он меня несколько раз спрашивал: «А как ваше имя, молодой человек?» А я все говорил: «Югхий!» А если учесть и украинский говор! Красота! Потом, сам не знаю почему, сказал, что меня мама называет Гошей. Теперь комиссия в шоке, я ее просто эпатировал. Вот так и поступил.

Знаете, я с теплотой вспоминаю свое актерское студенчество. Кстати, бедное студенчество. Родители долго сердились на меня и не особо финансово помогали. Я получал стипендию, но она быстро заканчивалась. Время—то веселое, разгульное было. Помню, денег нет, вечеринка закончилась и нужно на трамвае домой ехать. Поехал, а там контролер. Что делать? Я прикинулся глухонемым и мычу… Сработало — убедил бедную женщину, что я человек с «дефектом».

Но жизнь бьет через край и в негативном аспекте. Я же окончил Школу—студию МХАТ в суровые 90—е. И все мои мечты о «великом искусстве» разбились о неприглядную реальность: работы нет, кино загибается, в театры не берут. Я ноги стер, обивая пороги московских театров, и везде слышал дружное «Нет!». Выживать сложно было. Огромные амбиции, жажда славы, а вместо этого нерегулярные работы в какой—то антрепризе, эпизоды в кино. Мрачно было на душе и сердце. Но Бог дает человеку шанс. И мне дал.

Спасение пришло в образе Егора Кончаловского и его «Антикиллера». Вот после этого фильма я стал крут и узнаваем. Правда, для зрителей я был непонятен. Кто такой? Уже не мальчик, но интересен. Как мне говорили: «Возник из ниоткуда. Но харизма!» Эти слова дорогого стоят. Особенно для актера, который уже отчаялся. Это я сейчас яркий, знаменитый и лысый. (Смеется.) А тогда все было наоборот. Впрочем, за все надо благодарить судьбу. И я благодарен ей, что дала мне шанс — шанс стать любимым зрителями. (Смеется)



Девушки, женщины, жены

— Поговорить о личной жизни? Конечно, я не буду против, но только не жди от меня слов: «Добро пожаловать в мою жизнь! Личную жизнь!» А как же интрига? А как быть с личным пространством?

Знаете, один знакомый журналист меня все время подкалывает: «Гоша, а какими ты стимуляторами балуешься? Силы откуда берешь?» Я вначале от такого вопроса просто шалел, а потом понял, что «все путем» — это же мне реклама! Я не пользуюсь всякой химией, но энергии хоть отбавляй. Откуда силы? Они находятся просто: где у меня их взяли, там же со мной и рассчитались!

Вообще я не влюбчивый, совершенно не азартный в чувствах человек. Не люблю быть влюбленным: это состояние очень тревожное и болезненное, нужно постоянно отвлекаться от серьезных дел. (Смеется.) Влюбленность определяет принадлежность! Поясню: когда человек влюблен, то он хочет принадлежать своему объекту полностью. Это у меня так. Когда меня накрывает с головой, то я ни о чем думать не могу, хочу только быть с этим человеком. А это неправильно, это эгоизм.

У каждого должно быть свое пространство, а я человек очень ревнивый и не всегда могу дать это пространство женщине. От этого начинаются проблемы. Меня часто спрашивают: «Гоша, а скольких женщин ты свел с ума?» Бред! Гораздо чаще я от них сходил с ума.

Но это совершенно не значит, что я человек невлекающийся. Мне нравятся красивые женщины! Идет, например, по улице красотка… Ну как можно на нее не посмотреть? Бывает, что и для роли нужно увлечься партнершей. Тем более что я часто играю мужчин, влекомых противоположным полом. И это нормально! Хотя я первым в российском кино сыграл гомосексуалиста. Это было в 2003 году в фильме «Смеситель». Моим партнером был Паша Деревянко. Помню, когда его показывали на «Кинотавре», то зал рыдал от смеха.

А если серьезно, то полюбил я в первый раз в Школе—студии МХАТ. Полюбил будущую жену Машу Порошину. Я учился на курсе третьем, а Мария только собиралась поступать, ей было лишь 16 лет.

Когда ее увидел, то прямо сошел с ума. Решил, что эта милая, белокурая девушка будет моей, и стал опекать, помогать в сдаче экзаменов. Вот так мы и сблизились. Понравился ли я ей сразу? А вот не знаю! Хотя я был такой напористый, дерзкий и с длинными волосами. Думаю, что мимо такого чувака сложно было пройти. (Смеется.)

Маша потрясающая женщина! Очень красивая, тонкая, мудрая. Я рад, что и сейчас мы с ней в прекрасных отношениях, часто созваниваемся, встречаемся — правда, чаще на съемочной площадке… Но у нас же дочь Полина, а это связывает мужчину и женщину навсегда.

Недавно наша дочь решила познакомить нас со своим молодым человеком. Мне он понравился. Но вмешиваться в ее личные отношения с ним не буду. Зачем? Она уже взрослый человек.



Гоша Куценко с дочерью Полиной

Я считаю, что судьбу родителей дети не должны повторять. Конечно, я хочу чтобы у Полины была любовь на всю жизнь. Но бывает ли так? Мы прожили с Машей пять лет и расстались. Конечно, причины разные. Хотя главное, думаю, это то, что я просто не был готов к браку. Я был молод, думал о карьере, славе и не понимал, что главное в жизни — семья. Жалею ли я о разводе? Это личное. Я рад, что Маша имела мудрость дать мне общаться с дочерью. Женщины разные бывают… Кто от горя, кто от ненависти не подпускает отца к ребенку, но меня миновала чаша сия. Я всегда видел дочь и общался с ней.

У каждого судьба своя. Вот и мне повезло стать отцом еще два раза. Моей доченьке Женечке уже четыре годика, Светочке — всего годик. Моя супруга — актриса (жена Гоши Куценко актриса Ирина Скриниченко. — Прим. «СЕГОДНЯ»), мы были с ней знакомы целых десять лет. Если честно, то я совсем не собирался «идти под венец» второй раз, жили вместе и жили. А потом в моей голове произошел перелом.



Очевидно, я повзрослел и захотел полноценную семью — с обязательствами, заботой, детьми. Я понял, что готов стать мужем, готов для своей любимой сделать все. Купил кольцо, встал на одно колено и предложил руку и сердце. Никто не знает, как сложатся наши судьбы в дальнейшем, но сейчас мы вместе.

Я иногда сам задаю себе вопрос: «Гоша, а есть ли у тебя идеал женщины?» Думаю, что идеала не существует. Каждый мужчина ищет свою половинку — какова рыба, таковы и сети. Точно знаю, что не люблю невоспитанных, дерзких женщин. Отношения садомазо уж точно не для меня! В жизни и так хватает раздражителей, поэтому женщина должна ласкать, умиротворять мужчину.

«Любовь—морковь»: провал или успех?

— Есть сценарии, которые сразу ложатся на душу. Но с фильмом «Любовь—морковь» — иная тема. Режиссер этого фильма, Саша Стриженов, долго уговаривал меня сниматься в «такой любви».

У меня полным ходом шла работа в фильме «Параграф 78», и Александр приехал лично на съемочную площадку и привез сценарий. Я прочитал и сказал ему, что это точно не мое. Но режиссер настаивал, убеждал, что у меня все получится. И я решил попробовать. А почему бы в самом деле не сыграть «обычного семьянина»? А то все супермены, бандиты…



И пошло—поехало. Я очень старался, хотя весь съемочный период был растерян. Сейчас мне сложно сказать о том, как получилось. Иногда мне казалось, что я играю отвратительно, подходил к режиссеру и спрашивал: «Это провал?» А Саша отвечал: «Нет. Классно!»

Я боялся скатиться в пародию, но меня спасала Кристина Орбакайте… Она человек с потрясающим чувством юмора. Когда я в своих творческих самоистязаниях доходил буквально до слез, то появлялась Кристи, и… все слезы проходили сами собой. Я смотрел на нее и начинал смеяться. Если честно, то я так намучился на этих съемках, что долго не хотел об этом говорить. Но зато во время съемок я определенно понял, что женщиной быть не хотел бы. Кстати, после съемок мы спорили с коллегами, кому в результате обмена повезло больше — жене или мужу? И выяснили, что Кристине повезло больше. Женщина в теле мужчины — идеал для земной жизни. Тут есть все: женская хитрость, ум и мужская сила. С такими качествами не пропадешь!

Татьяна ТИМУКА.

«Мы предоставлены сами себе, сами лепим свою судьбу. Возможно, мы часть эксперимента на Земле… Какого? Не знаю».

«Меня часто спрашивают: „Гоша, а скольких женщин ты свел с ума?“ Бред! Гораздо чаще я от них сходил с ума».


Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected]


Comments are disabled for this post