Как латвийский журналист снялся в культовом американском сериале

Я получил от кастинг—агенства извещение, в котором говорилось, что «MRC и Netflix приняли решение временно прекратить съемки 6—го сезона „Карточного домика“ до последующего уведомления, с тем чтобы внимательно рассмотреть создавшуюся ситуацию и отреагировать на обеспокоенность членов актерской и съемочной группы. С сожалением сообщаем вам, что вызовы на съемки приостановлены. Съемки прекращены до дальнейшего уведомления. Мы свяжемся с вами, как только поступит новая информация о дате возобновления проекта».

Как попасть в американское кино

Казалось, что это надолго, возможно даже — навсегда. Однако через несколько месяцев от агента было получено предложение приехать на съемки заключительного 6—го сезона — с радостью его принял и поехал в Джоппу, городок перед Балтимором, в котором находится главный павильон для съемок.

В этом павильоне снимаются сцены в Белом доме, в кремлевском кабинете и в президентском самолете, а для других массовых сцен используются шикарные виллы, спортивные арены и даже церкви Балтимора и его окрестностей — многомиллионный бюджет успешного проекта это позволяет.

Вообще я попал на съемки практически случайно. Одна знакомая американка, каким—то образом связанная с кастинговым агентством, посчитала, что у меня подходящая внешность для роли телохранителя российского президента, и после нескольких фотопроб меня пригласили приехать на съемки эпизода 4—го сезона.



В тот день мы полдня снимали сцену отъезда президентского кортежа, в которой телохранителей видно только мельком и издалека, а вот на следующий день я, как единственный на то время телохранитель президента Петрова, участвовал в более специфическом действии: нужно было открыть двери, осмотреть комнату и пропустить своего босса — российского президента — для переговоров с американским вице—президентом Клэр Андервуд, которую играет знаменитая Робин Райт, и госсекретарем Кэтрин Дюран (Джейн Аткинсон).

Съемка этой сцены длилась несколько часов, с постоянными дублями, перерывами на кофе, шутками и прибаутками актеров и операторов. В один момент госсекретарь Дюран промахнулась, сев мимо стула: «Ох, и недурно же упала я на свою задницу!» Все засмеялись, но не над ней, а вместе с ней.



Рядом со звёздами: повышение статуса

Кевина Спейси в этой сцене не было — я его видел, но не общался. С Робин Райт перекинулись несколькими малозначительными вежливыми фразами, а вот зато с датским актером Ларсом Миккельсеном, сыгравшим российского президента Петрова, удалось поговорить и о Дании, и о Латвии. Ларс на голову выше меня — телохранитель для него я, наверное, неподходящий, но до шеи точно смог бы его закрыть от пули злодея.

«Ты что, действительно настоящий русский?» — удивленно поинтересовался Ларс, как будто русских никогда ранее не видывал. Он в общении, как и в сериале, очень обаятелен. Но в сериале он еще и достаточно циничен и жесток, как и большинство современных политиков. Он, по—моему, блестяще подходит на роль российского президента: силен, смел, влиятелен и хитроумен. А в жизни — мягок и дружелюбен, почитатель русской школы актерского мастерства и книг Достоевского — это он сам мне сказал уже на съемках 6—го сезона.

В 5—м сезоне я пошел на повышение — сидел за столом кремлевского кабинета Петрова с двумя другими советниками, в то время как сам президент встречал госсекретаря США Дюран. Помимо советников, в кабинете были еще российские телохранители и даже кремлевский караул — в этот раз была целая команда русских актеров и актрис второго плана.

Ребята здоровые и накачанные, некоторые ростом повыше самого Петрова—Миккельсена, красивые девушки—секретарши.

Эпизод снимали полдня. В результате его еле—еле узнал: сцена заняла всего несколько секунд, кремлевский караул вырезали, секретарш не показали, телохранителя показали мельком, диалог между Дюран и Петровым сократили до неузнаваемости…

Мне немного повезло — даже друзья с другого конца света каким—то образом определили, что это я сижу за кремлевским столом с умным видом, о чем мне тут же и сообщили.

Все—таки сериал этот смотрят по всему миру, и иногда кажется, что некоторые политики вдохновляются проделками главных героев—злодеев.

В 6—м сезоне новоявленный президент Клэр творит вроде бы невообразимые вещи: увольняет весь кабинет министров и назначает новый — состоящий полностью из женщин, намекает на то, чтобы убрать слишком много знающего журналиста, а в конце концов сама убивает своего помощника… В то же время она берет под полный контроль ядерную кнопку, и в перепалке с президентом Петровым становится понятно, что ни перед чем не остановится для достижения своей цели.

Что касается импульсивных увольнений — так это же стиль президента Трампа, все очень близко к реальной американской политической кухне!

Последний сезон: учить президента

В этом заключительном 6—м сезоне меня вновь перевели в телохранители и несколько раз посадили и поставили рядом с российским президентом. В один момент он произносит крепкое грубое ругательство. Идея это, естественно, сценаристов, но и без моего скромного участия на обошлось: ведь если уж ругаться, то ругаться надо правильно!

Несколько минут мы с Ларсом тренировались правильному произношению смачного русского ругательства — его, как и многих иностранцев, тянуло его смягчить, и он с пафосом произносил: «***дьец!» Однако после нескольких повторений ему удалось избавиться в произношении от лишнего мягкого знака и на экране он уже произносит это слово довольно натурально и почти по—русски… Хотя и не пятерку, но четверку с плюсом я ему бы поставил за выученный урок.

В одном из эпизодов мы с другим телохранителем сжигаем в печи крематория еще одного свидетеля — опять—таки снимали эпизод долго, а промелькнули всего на несколько секунд да и то с такого угла, что наших лиц не разглядеть: зато видно сгорающий труп.

После того как эпизод был успешно снят, для прикола и веселья был снята еще одна сцена, в которой в печи крематория подогревается пицца, потом она оттуда выезжает на тележке, а голодные операторы и актеры с аппетитом поедают ее и нахваливают. Вот такой вот голливудский юмор — но это, конечно, для внутреннего актерского потребления.

В самом же сериале в 6—м сезоне количество трупов зашкаливает, а мир стоит на пороге ядерной катастрофы.

Мне все же показалось, что четкой концовки в последней серии нет, что—то было недосказано и еще есть место для развития или, если угодно, для завершения сюжета. Поэтому не удивлюсь, если продолжение сериала последует, и без российского президента там точно не обойдутся. А там, где президент — там и его верные телохранители.

Олег МЕРКУЛОВ,
собкор газеты «СЕГОДНЯ»
в Вашингтоне (США).


Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected]


Comments are disabled for this post