Латыши чувствуют себя обманутыми. Требуют хлеба и зрелищ

Журналист и писатель Анда Лице в Latvijas Avīze пишет, что наступивший 2019 год покажется коротким, чтобы распаковать мешки ЧК, подложенные нам под новогоднюю елку. Латыши чувствуют себя обманутыми — кроме карточек в мешках ничего нет. Хочешь большего — езжай в Москву или опрашивай тех, чьи имена на карточках. Но не у кого спрашивать — многие уже умерли, кто-то выбрался из мешков со всеми своими карточками, кто-то скажет, что слышит обо всем этом в первый раз. У кого спросить — у детей и внуков? — уточняет Лице.

Является ли это тем самым очищением общества, к которому призывали 25 лет? Уменьшится ли теперь взаимное недоверие или произойдет с точностью наоборот? Сейчас Латвию называют примером декоммунизации, но как обстоят дела на самом деле?
«Мешки ЧК» перетаскивались с одной политической ярмарки на другую и сейчас уже у этого товара нет никакой ценности. Что политтехнологи предложат перед будущими выборами президента и Сейма? Из сельской жизни известно, продолжает писатель, что если сапоги не отмыть сразу после того, как они испачкались в навозе, они какое-то время смердят, потом навоз засыхает и отпадает сам, а земля его утилизирует. Зачем мы возмущаемся сейчас, если были согласны годами терпеть эту вонь? С давних времен публика требовала двух вещей — хлеба и зрелищ. К последним относятся свежая кровь и адреналин.

В нашем случае ничего свежего нет, но все-таки некоторые сюрпризы имеются. Автор признается в том, что ее удивил один факт: в мешках так много представителей творческих профессий с латышскими именами, и что многие из них попали туда в начале Атмоды, когда ставкой уже не была цена человеческой жизни. То, что они до сих пор молчали как партизаны, заставляет думать — приспосабливаемая человеческая природа всегда готова служить любой власти. И слова о служении стране, например «Честь служить Риге» для многих только метафора или фиговый листок.

За прошедшие годы совершено много различных преступлений, в том числе узурпация власти, покупка должностей, подкуп должностных лиц и лоббирование вечно домогающихся Латвии лоббистов интересов России. Собрание не рассмотренных в суде уголовных дел по толщине скоро сможет соревноваться с собранием сочинений латышских писателей. Такой грустный парадокс при вступлении в следующее столетие. Волей-неволей напрашивается вопрос «и что дальше?» — пишет Лице.

Однако, списки оказались небезынтересны.

Во-первых, в списках обнаружились сотни публичных людей. И дважды премьер-министр страны, и троица рижских певцов перестройки, и многие десятки самых разных представителей культуры. Режиссеры, композиторы, художники … В общем, чуть ли не вся «соль земли».

Во-вторых, не отставали священники всех конфессий и самого высокого сана.

В-третьих, засветились политики, в том числе и те, что пели о борьбе с режимом — от прорусских до латышских шовинистов, от либералов до консерваторов. Впрочем, все эти публичные и чужие люди вызывали разве что удивление — как они остались в списках после двух чисток?


Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected]


Comments are disabled for this post