Личный опыт: рижанин рассказал о работе с «ночным золотом»

Раньше людей этой профессии называли золотарями, а вывозимые ими нечистоты — «ночным золотом». Дурно пахнущие «сокровища» городские власти предписывали вывозить по ночам, чтобы смрад не пугал обывателей. И хотя в наше время в той же Риге централизованная канализация проведена во многие отдаленные уголки города, ассенизаторские машины никуда не исчезли. Бизнес этот весьма своеобразный, и не только из-за специфического аромата.

А город еще спал

Фекальные проблемы уже очень скоро выйдут на передний план у более чем 100 тысяч домовладений, не оборудованных централизованной канализацией. Им предстоит зарегистрировать свои фекальные ямы в специальном регистре, организуемом местными самоуправлениями, проходить ежегодный техосмотр септиков и регистрировать ежегодное потребление фекалиев.

Все это делается для того, чтобы побудить домовладельцев подключаться к централизованной канализации. А ведь многим это не по карману, так как в среднем придется платить около 3-4 тысяч евро. Означает ли это, что больше не потребуется вызывать ассенизаторов?

Часы показывали 6.00, когда автор этих строк приехал по указанному ранее адресу, где паркуется на ночь ассенизаторская машина. Ее владельцу Николаю требовался подсобный работник. «Надо шланги потаскать, люки пооткрывать», — объяснил он фронт работ.

Оценив критическим взглядом мой прикид (а для такого случая были задействованы рабочие штаны, испачканные цементом, и поношенная куртка), он выдал мне перчатки, популярно объяснив, как ими пользоваться. «Снимать их надо на улице, а в кабину садиться уже с чистыми руками», — объяснил он.

Эту ассенизаторскую машину он приобрел в 90-х годах на Румбуле. Тогда конкуренция в этом бизнесе была еще не такая острая. Не то что сейчас. У каждого ассенизатора есть плановые объекты, имеются и вызовы по заказам.

Сегодня нам предстояло обслужить канализационные ямы у одного крупного торгового центра, где также идет интенсивное строительство. Ранним утром стоянка была пуста.

Машина подъехала к забору, окружающему строительную площадку. «Куда же подевался этот люк?» — проворчал Николай и, вооружившись весьма специфическим ломом с крюком на конце, принялся откапывать толстый слой песка и цемента, покрывающего люк.

Ну вот, со дна пахнуло характерным запахом. Под люком скрывалось бетонное сооружение, на дне которого плескалась вода вперемешку с бумагой, кусками полиэтилена и следами человеческой жизнедеятельности. Вглубь вели металлические скобы-ступеньки. Но спускаться вниз не потребовалось. Хотя торговый центр и подключен к централизованной канализации, но отстойники-накопители периодически нужно прочищать. Этим нам и предстояло заняться.

Шланг в руки — и вперед

Сбоку от бочки был сложен толстый шланг, его конец подцеплен к специальному крюку. Мне предстояло его размотать и опустить в яму до красной отметки. Шланг довольно-таки тяжелый, весит где-то около 15-20 кг. Теперь нужно было встать ногой на него. «Крепко его держи, а то может рвануть», — предупредил мастер, включив насос.

Грязная, дурно пахнущая жидкость потекла в бочку. За каких-то десять минут работы насоса содержимое канализационного колодца заметно уменьшилось. Теперь предстояло вытащить шланг со следами нечистот. Его необходимо было правильно уложить. Вся операция заняла около 15 минут.

После очистки нескольких колодцев бочка машины была полной. Теперь предстояло ехать в Болдераю, сливать содержимое на очистных сооружениях.

«Плохо, что у тебя нет водительских прав на грузовик, — заявил Николай. — Я давно подыскиваю помощника, но он тоже должен периодически садиться за руль. А то у меня проблемы со спиной. В больнице делали операцию по устранению межпозвонковой грыжи. Но там никто не сказал, что в послеоперационный период нельзя поднимать тяжести. А у меня, как видишь, работа такая. Потаскай целый день шланг и пооткрывай чугунные люки — вечером будешь никакой. В результате у меня нога и рука стали отниматься. Вот коллега оборудовал свою машину более узким и, следовательно, более легким шлангом. Но тогда производительность работы падает. Надо долго ждать, пока все содержимое ямы вычерпаешь».

Как и мусорщикам, водителю ассенизаторской машины нужно проявлять чудеса маневрирования, добираясь по дворам до канализационных люков, лавируя между припаркованными автомобилями. Помимо собственно канализационных отходов, на дне колодцев всякое попадается. Правда, у Николая шланг широкий и насос мощный. Но и он, бывало, доставал со дна разные вещи.

Бумажник может прилипнуть к шлангу, а то и сумка. Вот более мелкие ценные предметы, к сожалению, заметить не удается, так как они быстро всасываются. Это вот у коллег, которые биотуалеты чистят, шланг более узкий. И они частенько находят в бачках туалетов солнечные очки, мобильные телефоны, часы, сумочки, которые перед этим выпотрошили воришки, золотые украшения и монеты. Последние при прохождении через шланг начинают мелодично звенеть.

Вопреки расхожему мнению, за все время работы особого смрада не чувствовалось, тем более в машине. Наверное, тому причиной был совет мастера снимать перчатки на улице и складывать их в особое место в кабине. Но выданные спецперчатки китайского производства были явно не по размеру. Поэтому, чтобы их быстро снимать, пришлось сперва научиться.

И вот мы в Болдерае. Николай открывает патрубок, и привезенное с другого конца города канализационное содержимое бурным потоком стекает в приемную емкость. Здесь тоже следует соблюдать правила техники безопасности, чтобы не попасть под дурно пахнущую струю.

А что же дальше?

Естественно, в разговоре мы не преминули затронуть тему предстоящей фекальной реформы. Здесь царит полнейшая неизвестность. Кто будет заниматься техосмотром выгребных ям? Как будет вестись учет собранных фекалий? Об этом никто ничего в отрасли не знает. Но, по мнению ассенизатора, все это приведет только к дальнейшему росту цен на услуги, а также к лоббированию своих приближенных предпринимателей.

Оно и понятно — самоуправления потратили миллионы евро, в том числе и деньги из еврофондов, на канализацию. И еврочиновники требуют отчета, на какую мощность используются канализационные сети. А они простаивают.

Вот таким ненавязчивым способом и хотят заставить домовладельцев подключаться. Но вместе с канализацией обязательно нужно подводить и водопровод, а потом платить за каждый кубометр потраченной жидкости. Тогда о поливе растений на участке можно забыть. Поэтому многие, у кого есть свои индивидуальные скважины, пользуются ими, чтобы сократить расходы.

В 12 часов рабочий день завершился. Но работа у Николая ненормированная: все зависит от количества набранных заказов. А от них напрямую — и заработок.

«Все не могу найти себе помощника, — замечает на прощание мастер. — Один парень проработал неделю, получил аванс и запил. Другой, имеющий водительские права, устроился водителем на самосвал. Ему только баранку крутить да кузов открыть — шланги таскать же не нужно».

Александр ФЕДОТОВ

 


Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected]


Comments are disabled for this post