Литва: дефицит героев из прошлого рождает шизофрению в настоящем

Палецкис, Берия, Алексеев

Вряд ли иностранная разведка могла бы найти более неудачную фигуру для выполнения шпионских заданий. Это не первый процесс против Палецкиса, он широко известен всей Литве, и уж наверняка ему никаких секретов государство не доверит. Совершенно очевидно, что мы имеем дело с обычной расправой над оппозиционером. Примерно настолько же убедительными были обвинения в шпионаже против Зиновьева, Бухарина, Берии и прочих сталинских соратников, попавших в немилость.

На первый взгляд ситуация очень похожа на латвийскую: у нас тоже охотно арестовывает инакомыслящих. Я и собирался провести параллель между Палецкисом и Александром Гапоненко или Владимиром Линдерманом. Но, оказывается, различий куда больше, чем общего.

В Латвии репрессии направлены против людей, критикующих текущую политику государства. Гапоненко был арестован после выступлений против войск НАТО в Латвии, группа активистов во главе с Линдерманом — после речей против перевода школ на латышский язык, руководители ИМХОклуба Юрий Алексеев и Дмитрий Сумароков погорели на своем ресурсе, критикующем все подряд.

За такой практикой читается прагматичная цель — обеспечить проведение правительственной политики, запугать недовольных. В этом нет ничего нового, так работают спецслужбы всех тоталитарных государств.

Надо же кого-то сажать

А вот в Литве дело обстоит иначе. Там реальной оппозиции нет, практически все политические силы по острым вопросам легко находят консенсус. Но раз спецслужбы созданы и профинансированы, то кого-то сажать им надо. И они карают за непатриотическую оценку прошлого.

Обстоятельства нынешнего дела Палецкиса тщательно скрываются. Секретность настолько велика, что о самом аресте Палецкиса общество узнало только тогда, когда он провел за решеткой полтора месяца.

Кстати, в Латвии ничего подобного случиться не может. Полиция обязана обратиться в суд за санкцией на арест, а повестка дня суда открыта для СМИ. И обо всех задержанных мы узнаем максимум через два дня после события.

Поэтому имеет смысл рассказать о предыдущем деле Палецкиса. Практически наверняка нынешние задержания — отголоски той истории. Об этом косвенно свидетельствует, что под раздачу попал бывший председатель движения «Единство» (аналог нашего Интерфронта) Валерий Иванов. Он в 90-е годы отсидел даже дважды за ту версию событий, которую излагает Палецкис.

Кто в кого стрелял?

Альгирдасу Палецкису 48 лет. Он вырос в номенклатурной семье и быстро сделал карьеру в независимой Литве — это неудивительно, потому что главой его Социал-демократической партии был бывший первый секретарь компартии Литвы Бразаускас. Уже в 23 года Палецкис работал в системе МИДа, потом дипломатическую карьеру сменил на политическую — стал депутатом сейма.

Десять лет назад его из партии исключили — во время кризиса он оказался для нее слишком левым, обвинял правителей в том, что они находятся под властью олигархов. Со временем он примкнул к Социал-демократическому фронту — небольшой посткоммунистической партии. Это некоторый аналог нашей Соцпартии, но куда более зубастый.

Скандал разразился в 2011 году. Тогда Палецкис заявил, что во время событий 13 января 1991 года «свои стреляли в своих» — покусился на одну из священных коров современной Литвы. В этот день советские спецназовцы при поддержке танков захватили телевизионную вышку и телецентр. Толпа пыталась им помешать, 15 человек погибли.

Есть версия, что по крайней мере часть людей погибли не от действий спецназовцев. Якобы некие провокаторы стреляли с крыш. Их задачей было пролить кровь и таким образом обратить гнев литовского народа и мирового сообщества против «советских оккупантов».

Я здесь не буду разбирать, насколько эта версия убедительна. Важно, что она вызывает ожесточенную ненависть официальных кругов. Характерно, что когда тема обсуждалась на российском телевидении, литовские власти не нашли ничего лучшего, чем отключить на полгода телеканал.

И раз Палецкис поднял эту тему, то он должен был быть наказан. Его обвинили в «отрицании агрессии СССР против Литвы». Обвинение совершенно абсурдное.

Как Титов оскорбил память

Если мы считаем, что Литва была частью СССР вплоть до признания ее независимости после августовского путча 1991 года, то ни о какой агрессии не может быть речи. Но и если мы считаем, что Литва стала независимой 11 марта 1990 года, когда об этом объявил Верховный Совет республики, то тоже концы с концами не сходятся.

Потому что если на 13 января 1991 года СССР по отношению к Литве — соседнее государство, то факт агрессии налицо: танки в столице независимой Литвы без всякого приглашения властей. Отрицающий агрессию должен был бы сказать, что никаких танков не было. А Палецкис говорил всего лишь, что гибель людей не связана с этими танками…

Тем не менее суд со второй попытки приговорил Альгирдаса к штрафу, и он стал политическим изгоем. Похоже, что властям этого мало, версия о провокаторах — сторонниках независимости оказалась живучей, и за Палецкиса решили взяться серьезнее.

В этой связи интересен другой крупный уголовно-политический скандал Литвы. Он тоже связан с неправильной трактовкой истории. Депутат Клайпедской думы Вячеслав Титов пока на свободе, но его положению не позавидуешь. Сначала суд признал его нарушившим присягу депутата, после чего Титов отказался от мандата. А теперь ему предъявлены обвинения в нарушении трех статей Уголовного кодекса.

Титов был возмущен тем, что в Клайпеде собираются установить памятник Адольфасу Раманаускасу-Ванагасу — одному из лидеров литовских национальных партизан после Второй мировой войны. Раманаускаса расстреляли в 1957 году по приговору советского суда. Этот суд насчитал 8 тысяч мирных жителей Литвы, погубленных Раманаускасом, — и сейчас Титов просто озвучил эту цифру.



Прокуратура сочла такое высказывание и оскорблением памяти Раманаускаса, и отрицанием преступлений СССР, и почему-то еще подстрекательством против группы людей по национальному признаку.

Правнучка отреклась от прадедушки

Литве не очень везло с национальными партизанами. Только власть поднимала на щит одного или другого, как тут же выяснялось, что этот коллаборационист замешан в преступлениях гитлеровцев. Большой скандал был с Йонасом Норейкой, который с 1943 года сидел в гитлеровском концлагере Штуттгоф, а потом вплоть до ареста в 1946 году успел побыть «верховным командующим сил подполья». Казалось бы, человек пострадал от обоих тоталитарных режимов. Но вот незадача, в 1941 году Норейка убивал евреев в Шяуляе и Плунге.



Скандал усугубила правнучка героя, американская журналистка Сильвия Фоти. Она приехала на чествование прадеда, узнала о его преступлениях, ужаснулась им и от имени семьи принесла извинения близким жертв.



Сильвия Фоти

После этого уже нельзя было допустить осечки с последним «главнокомандующим» — Раманаускасом. Прошлый год объявили годом его памяти, торжественно перезахоронили, открыли много памятников — так что надо сурово наказать маловера Титова.

Мне трудно судить о том, совершал ли Раманаускас преступления во время немецкой оккупации. Это странно, что человек 1918 года рождения, успевший окончить офицерскую школу, никак не был вовлечен в силовые структуры, подчиненные гитлеровцам.

Но в любом случае не вызывает сомнений, что среди жертв его отрядов после войны были мирные люди. Пусть их не 8 тысяч — вряд ли военный суд в 1957 году пересчитал всех до единого. Но сама по себе партизанская деятельность немыслима без случайных жертв — где там проводить тщательно расследование перед нападением на очередного активиста, когда за тобой самим охотятся!

Дефицит идолов

Почему же в Литве так сходят с ума с трактовкой исторических событий, что не останавливаются перед проведением абсурдных процессов, грубо противоречащих элементарному праву на свободу слова? Объяснение несложное.

Помните, в 90-е годы было принято Литву ставить в пример Латвии и Эстонии: она и гражданство всем дала, и с языком и образованием на государственном там не было особого давления на инородцев. Тогда благодарили историческую память о многонациональном Литовском княжестве. Дескать, у страны славная история, и она не унижает себя дискриминацией нелитовцев.

Сегодня мы видим оборотную сторону этой древней истории. Литве остро нужны герои — продолжатели традиций Гедиминасов и Витаутасов. А где их взять, если каждого героя враги обвиняют в нацизме — и эти обвинения подтверждаются? Если само по себе восстановление независимости произошло благодаря убийству одними патриотами других? Отсюда такое болезненое отношение к истории и стремление заткнуть рот всем, кто имеет другой взгляд.

В этом отношении наша Латвия выглядит куда привлекательнее. У нас вообще нет героев — ни древних, ни современных. Самый главный, Лачплесис, — фигура вымышленная. Довоенный диктатор Улманис скомпрометировал себя переворотом и сотрудничеством с СССР, остальных было слишком много для восхвалений. И легионеры, и национальные партизаны у нас остаются до сих пор, по большому счету, анонимными — и слава Богу.

Но хрен редьки не слаще. Обе соседние страны страдают комплексами неполноценности — и это приводит к преследованию инакомыслящих. В Литве не могут смириться со спорными трактовками истории, в Латвии — с негативным взглядом на текущую политику.

Поэтому мы, правозащитники, должны защищать преследуемых в обеих соседних странах. Вырвем из тюрьмы Палецкиса — легче будет и нашим ожидающим суда диссидентам.

Александр ГИЛЬМАН.


Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected]


Comments are disabled for this post