Майдан в Париже: Трамп ставит Франции условия, но все ищут «след Кремля»

Нельзя исключать, что в будущем тезис о том, что беспорядки в Париже были инспирированы «российской пропагандой», станет не только крайне популярным среди европейских и американских медийщиков, но и поводом для очередного раунда антироссийских санкций. Это предположение становится особенно актуальным в контексте заявления министра иностранных дел Франции Жан-Ива Ле Дриана, который сообщил журналистам, что Генеральный секретариат по обороне и национальной безопасности Франции расследует информацию о причастности России к протестам «желтых жилетов»: «Я в курсе этих слухов… Посмотрим на результаты расследования. Я не буду судить о чем-то, пока факты не будут установлены», — заявил Ле Дриан.

С другой стороны, если абстрагироваться от очередного эпизода антироссийской медийной истерии, то можно сказать, что в Париже сейчас проходит абсолютно уникальный социально-политический эксперимент: может ли победить «цветная революция», которую не поддерживает европейский политический истеблишмент? Пока наиболее вероятный ответ: нет, не может, но, как говорится, еще не вечер — партия во Франции еще очень далека от завершения.

Тех комментаторов и экспертов, которые указывают на «след Трампа» во французских событиях и на их вероятную геополитическую подоплеку, принято высмеивать за конспирологическое мышление. Конечно, можно искренне поверить в следующую цепочку совпадений: Макрон заявляет о необходимости создания европейской армии, о необходимости добиться полного европейского суверенитета от США, указывает на готовность стоять до конца в торговой войне с США, старается создать механизм обхода американских санкций против Ирана и поддерживает снижение роли американского доллара в европейской и мировой финансовой системе.

И тут у него буквально из ниоткуда случается настоящая «цветная революция» — с узнаваемой цветовой символикой, децентрализированной координацией через социальные сети, «скачущими школьниками», душещипательными кадрами выступления уличных музыкантов, которые играют для протестующих на фоне «страшных полицейских» и даже съемками избиений и унижений полицией протестующих «они же детей».

Совпадения продолжаются: президент США начинает прямым текстом, через свой личный твиттер выдвигать требования к Макрону: согласиться платить два процента ВВП на финансирование армии США, отказаться от Парижского договора по изменению климата, и даже подчеркивает, что протестующие в Париже скандируют «мы хотим Трампа!». Опять же, возможно, это всего лишь совпадение.

Возможно, совпадение и то, что главный политтехнолог и координатор избирательной кампании Трампа, специалист по «партизанским» политическим организациям — Стив Бэннон — сейчас находится в Европе с открыто заявленной целью создания протрамповского политического движения, причем, выступая в Брюсселе, Бэннон заявил, что протестующие во Франции — это «те же самые избиратели, которые выбрали Трампа». Повторюсь, возможно, это все действительно совпадения, но все-таки представляется простительным отнестись с определенным недоверием к версии о том, что Макрону не повезло и беспорядки «просто случились» без какого-либо внешнего вмешательства.

Все вышеизложенное не означает, что протест полностью искусственный. Как раз наоборот: любой учебник по государственным переворотам, начиная как минимум с широко известной фундаментальной работы американского политолога Эдварда Люттвака «Государственный переворот. Практическое пособие», рекомендует организаторам и заказчикам переворота использовать существующие в стране проблемы и противоречия.

Макрона по-настоящему не любят, у французской экономики есть серьезные проблемы, налоги действительно высоки, цена на дизельное топливо даже после отмены «налога Макрона» составляет примерно 107 рублей за литр (данные GlobalPetrol), и многие во Франции действительно крайне раздражены высокомерным отношением президента к рядовым французам и его откровенно антисоциальной политикой.

В этих условиях становится понятным, почему протесты привлекают участников из самых разных социальных слоев, с самыми разными (иногда несовместимыми между собой) требованиями, а также становится очевидным, что у протестующих действительно есть очень широкая общественная поддержка (по недавним опросам, «рейтинг поддержки» у движения «желтых жилетов» зашкаливает за 70 процентов).

Но эта поддержка основана на негативной повестке, то есть большая часть французов хотела бы донести до Елисейского дворца мысль, что политика Макрона и сам Макрон вызывают колоссальное раздражение, однако при этом нет ни одной политической фигуры, которая воспринималась бы этим движением как лидер. Кстати, то, с каким мастерством и последовательностью «отсекаются» любые попытки даже самых маргинальных и радикальных французских политиков встроиться в это движение, может быть признаком того, что оно изначально используется просто в качестве тарана, которым кто-то бьет по Франции, ее экономике и политической системе.

Вполне возможно, что заказчику этой «цветной революции» не нужны никакие реформы и тем более неинтересны чаяния простых французов: их гнев и надежды на изменение к лучшему просто используют для уничтожения их собственного государства. Так и хочется спросить: вам это ничего не напоминает?

Судя по тому, что протесты «желтых жилетов» уже зафиксированы в Бельгии и Нидерландах, можно сделать вывод, что не только Франция, а Европа в целом, включая ее наиболее благополучные части, сейчас находятся в системном общественном кризисе, который делает ее страны крайне уязвимыми к таким социальным потрясениям. Революции, Майданы и гражданские войны обходили Европу стороной, но сейчас эпоха спокойствия закончилась, социальные противоречия накопились, а политическая система уже явно не может адекватно отвечать на вызовы общества, а значит, рано или поздно многие европейские столицы будут пылать так же, как сегодня пылает Париж.


Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected]


Comments are disabled for this post