Планируется региональная война в Прибалтике. У НАТО будет только один выбор

США грозят выйти из договора о РСМД. Но руководитель Института политики в области безопасности при Университете города Киль Йоахим Краузе предостерегает от истерии по этому поводу.

— В соответствии с пожеланиями НАТО США дали России отсрочку в два месяца для выполнения договора о ядерных ракетах средней и меньшей дальности (РСМД). Если этого не произойдет, то США намереваются выйти из договора. Грозит ли нам в таком случае новая гонка ядерных вооружений?

— Нам нужно осторожно обращаться с понятием «гонка вооружений» и связанными с ним апокалиптическими ассоциациями. Факты таковы: как минимум с начала 2014 года Россия стремится к стратегической конфронтации с западными державами, преимущественно в военной области. НАТО и ЕС вынуждены на это реагировать. НАТО делает это с помощью умеренных, но эффективных военных акций, ЕС применяет экономические санкции. В обеих сферах Запад реагировал до сих пор скорее сдержанно: военные меры по обеспечению безопасности прибалтийских государств на фоне расширения военного присутствия России в регионе выглядят довольно скромными. Теперь же Запад должен осмыслить новый ядерный вызов, брошенный Россией, и отреагировать на него соответствующим образом.

— Министр иностранных дел Хайко Маас (Heiko Maas) намерен предпринять все усилия, чтобы спасти Договор. Если ли у федерального правительства для этого возможности, несмотря на то, что Германия и не является участницей Договора?

— Я не могу понять, почему министр иностранных дел придает такое значение сохранению Договора, который больше не выполняет функцию обеспечения безопасности Германии.

— И почему он больше не выполняет эту функцию?

— Договор о РСМД распространяется лишь на обычные и крылатые ракеты наземного базирования с радиусом действия от 500 до 5500 километров, но не имеет отношения к ракетам морского базирования или к ракетам, которые могут быть запущены с самолетов. В последнее время Россия выстраивает фронт устрашения из крылатых ракет, размещенных на подводных лодках и способных нести ядерные заряды, а также из баллистических ракет, пусть и разрешенных Договором о РСМД, но из-за размещения в российском эксклаве Калининграде выполняющих ту же функцию, что и ракеты средней дальности.

— Какой расчет стоит за этим?

— Размещение этого оружия имеет смысл только в том случае, если планируется региональная война в Прибалтике, при которой Россия после успешного захвата прибалтийских государств и, возможно, других территорий захочет предотвратить попытку НАТО отвоевать эти области назад. У НАТО в таком случае будет только один выбор: признать захват Россией этих территорий или начать ядерную войну.

— НАТО утверждает, что Россия разрабатывает новые ракеты средней дальности в нарушение Договора. Может, НАТО следует что-то этому противопоставить?

— Да. НАТО следует отреагировать, но это не должно обязательно означать, что необходимо производить новые ракеты средней дальности и размещать их в Европе и, в частности, в Германии. Главное — перечеркнуть военно-политический расчет Москвы на то, что победоносная наступательная война в Европе возможна.

— Не начнут ли США, а затем и НАТО, также довооружаться ядерным оружием, после того как выйдут из Договора?

— Западу приходится реагировать на растущую российскую ядерную угрозу, но это не должно перерасти в гонку вооружений. К сожалению, некоторые немецкие политики почти рефлекторно и без глубокого понимания всех взаимосвязей говорят об опасности гонки вооружений, когда о подобных вопросах лишь заходит речь. Это не способствует серьезному отношению к немецким политикам за рубежом.

— Можно ли сравнить сегодняшнюю ситуацию с дебатами о довооружении 80-х годов прошлого века?

— И да, и нет. С одной стороны, сходство есть: как тогда, так и теперь начало процессу положили военно-стратегические расчеты российской стороны. Уже тогда Москва преследовала цель обезопасить свое потенциальное вторжение, исключив любую попытку НАТО повлиять на исход войны. Но отличие от сегодняшней ситуации заключается в том, что тогда речь шла о широкомасштабном вторжении в Федеративную республику Германию, страны Бенилюкса, Скандинавию, Австрию, Италию, Югославию, Грецию и Турцию. Сегодня же мы говорим об ограниченном театре военных действий и о России, значительно меньшей и в военном отношении более слабой, чем Советский Союз. Кроме того, существуют — не в последнюю очередь из-за возросшего потенциала противоракетной обороны — другие способы воздействия на ситуацию. Например, возможности в области экономических санкций еще далеко не исчерпаны.

— НАТО обвиняет Россию в нарушении Договора о РСМД. Россия в свою очередь жалуется, что оборонительные системы в Румынии, предназначенные для отражения иранских ракет, могут быть переоснащены и превращены в наступательные вооружения. Почему бы НАТО не пригласить российских инспекторов?

— По этому поводу вот уже несколько лет ведутся российско-американские переговоры, которые до сих не принесли никаких результатов. Инспекции на местах ничего в той ситуации не изменят. В основе проблемы лежит тот факт, что США разместили в Румынии противоракетные системы, пусковые установки которых взяты из ВМС и могут в том числе запускать ракеты морского базирования «Томагавк» с радиусом действия 2500 километров. Теоретически они в состоянии стрелять «Томагавками» из Румынии. Этот пример показывает, насколько мало смысла имеет договор об уничтожении ракет определенного радиуса действия, если он распространяется только на системы наземного базирования.

— Наблюдатели указывают, что в Калининграде и на Кольском полуострове строятся бункеры для складирования ядерного оружия. Если это действительно так, то что это означает?

— Подобные строительные мероприятия дают понять, что новая ядерная угроза со стороны Россия реальна, и нужно воспринимать ее всерьез. Складирование ядерного оружия в Калининграде с одновременным размещениям там ракет «Искандер» означает, что в обозримом будущем Берлин и Варшава будут находиться под прямой угрозой нападения с применением российского нестратегического ядерного оружия. Чтобы понять, какие цели при этом преследуются, нужно лишь вспомнить, как президент Советского Союза Михаил Горбачев в 1987 году обосновал заключение Договора о РСМД: он сказал, что не любит вести переговоры под дулом пистолета.


Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected]


Comments are disabled for this post