Почему на Западе не признали российскую вакцину от коронавируса

Президент РФ Владимир Путин объявил о регистрации второй российской вакцины «ЭпиВакКорона» и анонсировал третью. Еще одну вакцину, рассказали российские СМИ, разработали ученые в Крыму. Вице-премьер Татьяна Голикова сообщила, что первая вакцина — «Спутник V» уже поступила в регионы. Роспотребнадзор заявил об обнаружении 15 терапевтических средств, «перспективных для создания лечебных препаратов против COVID-19».

В те же самые дни американская фармацевтическая корпорация Johnson & Johnson объявила о приостановке тестирования своей вакцины из-за непонятного заболевания одного из участников исследования, которое теперь будет изучено врачами фирмы и группой независимых экспертов. Другая компания из США, Eli Lilly, после рекомендации коллегии независимых наблюдателей из соображений безопасности добровольцев прервала исследование лекарства от COVID-19 на основе антител.

Первое впечатление от этих новостей: происходит триумфальный прорыв российской фармацевтики на фоне череды неудач ведущих западных производителей лекарств. Тем более если вспомнить, что в начале сентября временно прервать тестирование вакцины из-за заболевания одного из участников пришлось также британо-шведской компании AstraZeneca, разработавшей препарат совместно с Оксфордским университетом.

Правда, впечатление триумфа несколько омрачает фраза генерального директора Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Тедроса Аданома Гебреисуса, заявившего 6 октября: «Есть надежда, что до конца года у нас будет вакцина». Таким образом, российскую «Спутник V», о регистрации которой Владимир Путин объявил еще 11 августа, добавив, что одна из его дочерей уже сделала себе прививку, руководитель профильной структуры ООН вакциной не считает.

В России на это обижаются, но критикуют не ВОЗ, а коллективный Запад.

В России озвучиванием новостей о первой и последующих вакцинах и их пиаром занимаются президент, министры, государственные структуры и их представители. Ведь в РФ все эти проекты — государственные, препараты созданы на госденьги в научных госучреждениях.

На Западе принципиально иной подход к созданию вакцин и лекарств: здесь этим традиционно занимаются в своих лабораториях частные фармацевтические компании, как правило — биржевые акционерные общества. Разработки они финансируют из своих доходов и прибылей. К примеру, в 2019 году глобальная выручка компании AstraZeneca превысила 24 миллиарда долларов США, а в развитие медикаментов она вложила 6 миллиардов. Выручка Johnson & Johnson составила в прошлом году 82 миллиарда доллара, чистая прибыль — 15 миллиардов.

Так что фармацевтический бизнес способен мобилизовать на разработку лекарств столько денег, сколько не выделит ни один государственный бюджет. Тем более, что акционерные общества всегда имеют возможность оперативно собрать дополнительные средства путем выпуска новых ценных бумаг. Именно так поступила этим летом CureVac — одна из двух немецких биотехнологических компаний, разрабатывающих вакцину от коронавируса. Сначала она провела допэмиссию акций, а затем еще и вышла на американскую биржу высокотехнологических фирм Nasdaq.

Подписывайтесь на Телеграм-канал BB.LV!
Заглядывайте на страницу BB.LV на Facebook!
И читайте главные новости о Латвии и мире!


Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected]


Comments are disabled for this post