Политики этой партии — злопамятные верблюды-параноики

Там действительно существует карточка, в которую какой-то работник КГБ вписал Бичковича как агента и дал ему кличку «Райтис». Бичкович уже давно правовым путем доказал перед судом, что не сотрудничал с КГБ. Иначе он не смог бы быть судьей и председателем Верховного суда.

Из слов Стрике: «Если у Ивара Бичковича есть допуск к гостайне (а по служебным обязанностям он должен быть), то наша государственная система допуска выказала политическую гибкость спины». Это уже решительная атака на главу Бюро по защите Сатверсме (SAB) Яниса Майзитиса, чья контора занимается допуском. До этого Стрике уже пыталась изобразить картину «сговора чудовищ» и нападала на своих бывших начальников, на нынешнего главу KNAB Екаба Страуме, генерального прокурора Эрика Калнмейерса, а также на Бичковича, премьера и много кого еще. Но Майзитис был хороший.

Теперь и Майзитис плохой. Не потому ли, что SAB не дал Стрике допуск к гостайне, и ее это злит?

Стрике представляет большую фракцию Сейма. Но она не претендует ни на какую должность, где нужен допуск к гостайне. Почему? Стрике до сих пор не смогла внятно объяснить, откуда, из какой Москвы она явилась и кто она на самом деле — Анна, Юта, Стрике, Потапова? Возможно, прежде чем устраивать часы ненависти и оспаривать репутацию Бичковича, Стрике стоило бы начать с себя и своей репутации? Но похоже, что она привлекает внимание людей к Бичковичу, чтобы отвлечь от себя.

Политики НКП злопамятны, как верблюды, и жаждут реванша. Лидер НКП, министр юстиции будущего правительства Кришьяниса Кариньша Янис Борданс на днях в передаче LTV «Панорама» наговорил много умного, но в одном предложении у него, как зубная боль, проскользнула тоска по тем временам, когда он был министром юстиции в правительства Валдиса Домбровскиса. Тогда у министра юстиции была большая власть в подборе персонала судов, и Борданс использовал ее, чтобы убрать с должности председателя Рижского окружного суда Сандру Стренце. Единственная вина Стренце была в том, что она не была ставленницей Борданса. Во многом именно из-за таких волюнтаристских, непонятных действий у Борданса возник конфликт с Национальным объединением, из которого он позже был исключен. Сейчас вопросы персонала судов решаются на намного более высоком уровне и коллегиально — это делает Совет юстиции, в состав которого входят все должностные лица высшей судебной власти. Возглавляет совет Бичкович.

Может быть, поэтому «новые консерваторы» нападают на Бичковича?

Бордансу горько, что прежнюю огромную власть над судьями он не получит, потому что у Совета юстиции есть суперавторитет. Если нельзя усомниться в Совете юстиции и нет аргументов, то они пытаются атаковать Бичковича ad hominem — как человека.

Но не Бичкович был виноват, что Стрике и Юрашс были слабыми следователями KNAB, которые не могли собрать должные доказательства или высасывали доказательства из пальца, и поэтому многие громкие дела рухнули. Также не Бичкович виноват в прежних виражах политической карьеры Борданса. Но НКП не хочет смотреть в зеркало, зато всюду параноидально видит врагов, всем хочет отомстить. И такие люди теперь будут руководить и править.


Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected]


Comments are disabled for this post