Райта Карните: Латвия очень далека от независимости

Доктор экономики, академик, член правления Центра прогнозирования экономики Райта Карните в нашем интервью рисует читателям народно-хозяйственный пейзаж Латвии и говорит о том, что должны сделать наша власть, наши политики, чтобы народное хозяйство Латвии стало основой стабильного государства.

С госпожой Карните мы встретились 14 декабря на форуме, который организовала Ассоциация экономистов Латвии вместе с Академией наук Латвии и Академией Лютера. Форум устроили в честь выдающегося латышского теолога, экономиста и демографа Карлиса Балодиса, вспоминая его выступление столетней давности (22 декабря 1918 года) в Национальном театре «Государство, земля и народ Латвии – взор в прошлое с видом на будущее». Райта Карните на форуме характеризовала идеи Карлиса Балодиса в современном контексте. Мы поговорили и об этом.

— Как вы оцениваете народно-хозяйственный пейзаж Латвии? В какой степени этот пейзаж гарантирует качество жизни и долголетие нашей национальной, независимой страны – Латвии?

— Я уже много раз говорила: важно понять, чего же мы хотим от государства. Если мы хотим, чтобы государство было экономически и политически независимым, то для этого должны быть созданы все условия. Во-первых, народному хозяйству на базе внутренних ресурсов следует обеспечить благосостояние жителей хотя бы на уровне выживания (того, что Карлис Балодис называл «основными потребностями»).

Это значит, что должен быть резерв продовольствия, одежды, обуви и энергии. Но не в виде напиханных по складам мешков муки, связок обуви и одежды, а в виде возможности их беспрерывно производить у нас, внутри страны, самим и при любых условиях.

Во-вторых, следует обеспечить безопасность страны, и народное хозяйство в этом также играет большую роль. Это необходимо для чрезвычайных случаев, которые в современной Латвии отнюдь не исключаются. Кроме того, должны быть стабильные и независимые связи, ибо связи в экономике имеют чрезвычайно большое значение.

Конечно, инфраструктура. В этом разделе большое значение имеют крупные предприятия. По крайней мере в стратегически наиболее важных отраслях (промышленность, сельское хозяйство, энергетика и транспорт), однако свою лепту вносят также малые и средние предприятия.

Эта часть народного хозяйства не должна планироваться таким образом, чтобы государство обязывало каждое из этих предприятий производить определенное количество продукции, но она должна управляться со стороны государства путем надзора, наблюдений, поощрений в такой мере, чтобы гаранты независимости всегда были достаточны.

Люди хотят, чтобы их условия жизни становились все лучше, они хотят все большего благополучия, и это включает в себя также заботу о все большем разнообразии потребления.

В-третьих, дополнительно к созданию активной базы чрезвычайного резерва следует развивать местное производство, а также услуги для внутреннего и внешнего рынка. Это тоже позволило бы разнообразить потребление, получить доступ к предложению мирового рынка, использовать особые конкурентные преимущества, что создало бы основу для инноваций, переноса и возобновления технологий, компенсирующих закупки на внешнем рынке для большего разнообразия потребления.

Это наиболее активная и творческая часть народного хозяйства, в которой большое значение имеет внешняя торговля – ради использования своих преимуществ, а также преимуществ других стран в интересах жителей Латвии.

Если сравнивать с этой простой моделью, то народное хозяйство Латвии находится весьма далеко от экономической и политической независимости. Скорее можно сказать, что государство находится в глубокой экономической и политической зависимости. Если бы закрылся внешний рынок, мы пребывали бы здесь в голоде…

Всегда следует помнить: государство – это не что-то само по себе, что должно быть плохим или хорошим, послушным или непослушным. Государство создавали его жители, оно существует только ради их нужд и должно действовать в их интересах. Об этом часто забывают.

Я бы непременно призвала политиков и народно-хозяйственников подумать о гарантиях: как, в случае если во внешней среде произойдут существенные или даже несущественные перемены, сохранить стабильность народного хозяйства. Но самое главное – это определяющая цель. Ее достижение обеспечивает, во-первых, промышленность. И не только малые предприятия.

Второе – забота об обществе. Мы ведь живем не для того, чтобы выполнять какие-то нормативы, а для того, чтобы нам жилось хорошо, чтобы жизнь удавалась. Этого не добиться одной лишь фискальной дисциплиной или еще чем-то подобным. Надо бы не окаменело следовать нормативам, а больше смотреть по существу.

Поскольку если социальные потребности определяют необходимость брать взаймы, то никто не должен решать, есть у нас такая возможность или нет. Конечно, долг, если брать его лишь для потребления, — опасная штука. Это следует учитывать.

— А вот весьма серьезные люди, практики — например, глава «Дзинтарса» Илья Залманович Герчиков — озабочены тем, что в стране нет базовой экономики.

— Это и есть то, о чем я говорю, поскольку на базовой экономике держится экономическая независимость страны. А в Латвии крупные предприятия один за другим чахнут, разоряются. И… остаются лишь малые, возникновение и существование которых поощряются многосторонней государственной поддержкой.

К сожалению, истина такова, что малые полезны и имеют решающее значение для индивидуального (семейного) выживания в условиях экономических трудностей. Но малые предприятия не являются гарантом экономической и политической независимости страны. Им, чтобы существовать, необходимо за что-то зацепиться.

В торговле маленький магазинчик не может существовать обособленно. Ему тоже нужны и покупатели, и поставщики. Но этот самый покупатель не может получать средства для потребления, работая лишь в другом магазинчике. Потому что большая часть новых средств возникает на производстве и в сфере услуг, оказанных на внешнем рынке.

На внутреннем рынке в секторе услуг происходит лишь передел новой ценности. Так учит политэкономия. А в Латвии, вопреки всякой экономической логике, поощряются лишь малые и средние предприятия, а не создание здоровой и плодотворной народно-хозяйственной структуры.

С другой стороны, исследования говорят о том, что чем меньше предприятие, тем меньше статистически заявленная оплата труда. Разве такую народно-хозяйственную систему можно считать гарантом народно-хозяйственной независимости страны? И меня удивляет та небрежность, с которой в Латвии относятся к этой проблеме.

Никаких гарантий, никаких резервов, никакого предохранения от случая, если внешний рынок хоть в одной какой-то сфере вдруг окажется закрытым. Также довольно критически следует оценивать показатели внешней экономической деятельности. Хорошая внешняя торговля — это такая торговля, при которой доходы от экспорта превышают расходы за импорт. В Латвии же импорт по своей ценностной оценке долгое время превышал экспорт, и лишь недавно эта пропорция, кажется, изменилась.

В Латвии деление между основными нуждами и желаниями не упоминается, и государство не берет на себя ответственность за обеспечение основных нужд. Во всяком случае, можно понять, что «основные нужды» Карлиса Балодиса — это нечто большее, чем только уровень нужд, необходимых для выживания, который я обрисовала в своей модели.

Кроме того, Балодис говорит, что развитие этой сферы и доступность для потребления (доступные цены) должно обеспечивать государство. Если говорить о базовой экономике, то и это предпринимателям, пожалуй, понравилось бы. В Латвии также имеются сферы, обеспечением потребностей которых занимаются государство и самоуправления (образование, здравоохранение, социальное обеспечение, социальная помощь).

Однако это не производственные сферы, которые, по мнению Балодиса, тоже могли бы получать средства от государства. Например, для того чтобы компенсировать разницу между фактическими ценами производства и установленными государством, «доступными» потребительскими ценами.

И все-таки, подчеркивая необходимость усиления роли государства в народном хозяйстве, следует честно ответить на несколько вопросов. Кто финансирует доступность продуктов и услуг? Если налоги – то страна ли обеспечивает удовлетворение потребностей? Что символизирует государственная ответственность за обеспечение основных потребностей, какова ее цель — государственная безопасность, обеспеченное на определенном уровне благополучие, предохранение цен от влияния рыночного спроса-предложения? Каковы последствия безусловного благополучия – расчет на внешние силы? Каковы последствия обеспечения безусловного благополучия – государственный диктат, опора на право государственной собственности, потеря частной инициативы?

— Но разве полагаться на дружеские внешние силы – это плохо? Разве действительно имеется риск, что, пребывая будто бы в едином, пусть сейчас не очень стабильном, пространстве Евросоюза, мы можем вдруг оказаться изолированными?

— Конечно, имеется. Кроме того, такого понятия, как «дружеские внешние силы», не существует. Геополитические интересы не включают в себя такую составляющую, как «дружба». Всякий, кто нам протягивает руку, до мелочей просчитал, что он от этого получит, и, если бы он этого не сделал, его следовало бы считать круглым дураком…

Виктор АВОТИНЬШ

 


Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected]


Comments are disabled for this post