Самый известный эстонец на московской Олимпиаде: как это было (ВИДЕО)

— Когда вы записывали песню «Олимпийский огонь» для Олимпиады–80, вы чувствовали, что она станет суперхитом?

— Естественно, я не мог это предвидеть. Но Давид Тухманов фантастический композитор! Когда услышал музыку, понял, что это будет большая песня. Мы делали это в 1979 году, летом. Почти два дня записывали. Мне рассказывали, как надо петь, где меньше, где больше надо дать голос.

Могу сказать, что я и сейчас иногда слушаю эту песню. Думаю, это была очень хорошая песня. Если только музыку взять, она же сих пор звучит как надо.

— Как думаете, почему доверили исполнение этой песни именно вам?

— Этот вопрос надо адресовать Тухманову — я не знаю, почему он меня взял. Хотя догадываюсь. Догадываюсь, потому что, если вы видели мою пластинку, обложку, где я сижу в джинсах, босиком, с длинными волосами, еще шнур какой–то у меня на шее висит, то можете сделать вывод — у меня по тем временам был очень западный вид. Позже был даже какой–то скандал: как вы можете, такой западный человек — и вдруг на эстраде Советского Союза.

Но Давид и его жена как раз хотели, чтобы это было такое западное. И может быть, это политически было очень правильно придумано. Тогда уже было понятно, что не все приедут на Олимпиаду, так как Советский Союз ввел войска в Афганистан. Поэтому они хотели показать, что у нас тут свобода — вот, мол, рок–певец поет такую песню.

— А как вы вспоминаете Олимпиаду?

— Знаете, с утра до вечера были концерты. Мы базировались в Олимпийской деревне, жили там, а вечером выступали, проводили встречи разные. Иногда сидели в кафе до позднего вечера, если не сказать до утра. Гуляли, спали и давали новые концерты.

Это было время, когда концертов у меня было иногда по четыре, иногда по пять в день. Ну представьте себе, где и что ты еще сможешь увидеть? На спортивные соревнования просто не хватало времени.








— Было снято две версии клипа — один в Москве, другой в Таллине. А что осталось за кадром?

— В Москве снимали с хореографией. Там девушки еще танцевали. В Таллине этого не было, я один оставался в кадре. В Таллине сняли быстро — я спел два–три раза, мне сказали, что отсюда возьмем то, что нам нравится. А в Москве съемки продолжались весь день с утра до вечера. Помню, устал очень.

— Можно ли сказать, что жизнь разделилась на до и после Олимпиады?

— Это была очень большая песня. В дни, когда была Олимпиада, эта песня звучала везде. Даже порой надоедало, откровенно говоря. Невероятно, что эта песня до сих пор звучит в эфире. Значит, Давид Тухманов написал хорошую песню.

Впрочем, я не сказал бы, что для меня карьера разделилось на до и после Олимпиады. Ведь к тому времени у меня уже был хит «Остановите музыку».

— После этой песни стало тяжело передвигаться по улицам? Толпы фанатов за вами бегали?

— Было дело. Знаете, в России, на Украине люди когда приходят, им надо дать автограф. В Эстонии не так. Тут люди узнают тебя, улыбаются, но не подходят. Они знают, что есть твоя личная зона, и не вмешиваются. В этом плане разница большая.

В Москве и в других городах Советского Союза концерты у нас нередко проходили на стадионах. Как–то раз концерт закончился, я быстренько убежал через задние двери и сел в машину, в «волгу». Но какие–то люди, видимо, поняли, что я так могу сбежать, они окружили нас и эту «волгу» просто подняли на руках и держали в воздухе. Мне пришлось выйти и дать, наверное, миллион автографов! (Смеется.)

Андрей ХРАМЦОВ.

Подписывайтесь на Телеграм-канал BB.LV!
Заглядывайте на страницу BB.LV на Facebook!
И читайте главные новости о Латвии и мире!


Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected]


Comments are disabled for this post