США обещали уйти из Сирии. Но отказались сказать когда…

А с нами — Дуглас Херберт, наш эксперт по международным отношениям. Даг, мы получаем от администрации Трампа по поводу сроков вывода войск из Сирии противоречивую информацию, и последний шаг Пентагона ведь не означает, что все теперь на одной волне, так?

ДУГЛАС ХЕРБЕРТ, эксперт France 24 по международным отношениям: Нет, не означает, зато означает, что в минобороны США пытаются хотя бы сделать вид, что в плане политики по Сирии все идут более или менее «в ногу». Как вы уже отметили, политика на сирийском направлении формировалась следующим образом: началось всё — по очень нам всем знакомому шаблону — с пылкого твита от Трампа о том, что всё произойдёт быстро, буквально сейчас, чуть ли не большими буквами. Потом он сказал, что речь идёт о тридцати днях или месяце — то есть, о разумных сроках; затем сроки увеличили до примерно четырёх месяцев, 120 дней; ну а в итоге всё стало совсем непонятно, какая-либо определённость исчезла.

Неопределённость достигла, так сказать, своего пика на этой неделе, когда мы услышали замечания Джона Болтона в ходе его собственного турне по Ближнему Востоку. Болтон, в сущности, заявил, что процесс вывода войск может затянуться на несколько месяцев, а то и лет, если США не получит от Турции гарантий о том, что она не допустит жестокого обращения — или чего-нибудь похуже — по отношению к союзным Вашингтону курдским бойцам после ухода американцев. Как вы можете представить, Анкара на эти слова, разумеется, отреагировала не слишком положительно; турецкий министр иностранных дел вчера даже заявил, по сути, что Турция не собирается ни у кого спрашивать разрешения на формирование собственной политики.

Ухода собственно солдат из Сирии мы сейчас не наблюдаем. Здесь важно подчеркнуть, что формулировка Вашингтона звучит как «начат процесс вывода войск», а это, по сути, является сигналом со стороны Пентагона и Госдепартамента в адрес Дональда Трампа — они хотят сказать: «Исполнять ваш указ мы начали, мы запустили процесс ухода, разместив в этом регионе дополнительный личный состав и технику, чтобы они помогали выводить войска». Тем не менее, иллюзий о том, что это будет несложно сделать, ни у кого сейчас нет: никаких конкретных сроков не установлено, условий, при которых произойдёт уход, не оглашено, каких-либо дат или чего-то подобного нам не говорят. Временные рамки остаются открытыми, и вывод ещё может затянуться — несмотря на то, что Трамп изначально заявлял, что он произойдёт «прямо сейчас».

Как нам известно, Турция готовила военную операцию в занятых курдами районах Северной Сирии. Как обсуждаемая ситуация повлияет на планы Анкары?

ДУГЛАС ХЕРБЕРТ: Как я уже только что сказал, если брать прямые цитаты турецких чиновников, Турция полагает, что ситуация вообще не повлияет на её планы. Турция по-прежнему намеревается и всегда намеревалась (осуществить это наступление. — ИноТВ), поскольку она считает курдских бойцов, которые в союзе с США боролись против ИГ, террористами, связанными с другой курдской организацией, против которой Анкара сражается на юго-востоке ещё с 1984 года.

Вместе с тем, между риторикой официальной Анкары, гласящей, что она войдёт в регион вне зависимости от того, будут там США или нет, поскольку таково намерение Турции, и тем, на что страна действительно способна с реалистической точки зрения, существует определённый просвет. Дело в том, что в конечном счёте Эрдогану приходится считаться с теми силами и реалиями, которые существуют в этом регионе. Мы часто говорим о многих этих игроках — например, о сирийском режиме, — но реже упоминаем Иран, а также Россию, которая, конечно же, играет серьёзную роль в регионе.

Нельзя забывать и о состоянии турецкой армии, которая растянута по другим районам вдоль этого северного региона — недавно, например, мы наблюдали наступление в Африне. Турецкие войска не сосредоточены у границы и не готовы единым монолитом войти в регион, они уже действуют на различных ТВД, поэтому возникает вопрос об их боеготовности вне зависимости от того, что утверждает Эрдоган — а он не дурак и, скорее всего, знает, в каком состоянии его войска. Сколько в его словах — работа на турецкую публику, сколько — выражения его реальных намерений, и сколько он проводит времени над тем, как всё развернётся, если Турция действительно войдёт в регион? Эрдогану приходится учитывать много факторов. Поэтому я бы не стал рассчитывать на то, что Турция вскоре перейдёт границу и начнёт вторжение.

С нами был Даг Херберт. Спасибо!

Дата выхода в эфир 11 января 2019 года.


Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected]


Comments are disabled for this post