«Страдивари» в руках Джошуа

40 альбомов

Так произошло и со всемирно известным скрипачом Джошуа Беллом. Мы слишком долго ждали его выступления в зале «Дзинтари», истомились — великолепный оркестр играл под управлением Максима Ашкенази показавшуюся слишком длинной 9–ю симфонию Антонина Дворжака. Антракт. Потом снова оркестр — «Сон в летнюю ночь» Феликса Мендельсона. И только после этого вышел со скрипкой «Гибсон», изготовленной Антонио Страдивари в 1713 году, Джошуа, исполнивший 1–й Концерт Макса Бруха, а на бис — «Вокализ» Сергея Рахманинова.

Здесь уже ничего не нужно было никому доказывать — сочная, сильная, насыщенная драматическая музыка заполнила весь зал, казалось, заглядывая в самые потаенные его уголки, стояла в воздухе, вибрируя. Медовым звуком небесного тембра пела скрипка… Силу звука, его переливы у этого невысокого хрупкого 49–летнего человека невозможно описать словами.

Уже в 14 лет Белл играл с Филадельфийским оркестром под управлением легендарного Рикардо Мути, а в 17 впервые выступил в Карнеги–холле. В его послужном списке — 40 альбомов, записанных на студии Sony Classical, многие из которых удостоены призов «Грэмми», «Меркурий», «Граммофон» и «Эхо классик».

Однажды Джошуа участвовал в смелом эксперименте, на который его подбила газета «Вашингтон пост» — играл в течение 43 минут в метро американской столицы. Из тысяч людей, пробежавших мимо него, знаменитого скрипача узнал только один, а пленились звуком несколько человек. И собрал он «в шапку» всего–навсего 32 доллара. А газета развернула на своих страницах дискуссию на тему, насколько нужно человеку прекрасное в обыденной жизни…

Приключения раритета

Играет Джошуа на скрипке, которую купил за 4 млн. долларов.

История «Гибсона» удивительна. Антонио Страдивари за свою долгую жизнь изготовил 1110 различных струнных инструментов, из которых до наших дней сохранилось 650, среди них 512 — скрипки.

«Гибсон» работы Страдивари менял своих хозяев неоднократно. И вот наконец в 1898 году попал к великолепному скрипачу Альфреду Гибсону, профессору Королевской музыкальной академии, по имени которого и был назван.

В 1911–м инструмент перешел в собственность польского вундеркинда Бронислава Губермана. В те годы он стал называться скрипкой Gibson ех–Huberman. Легенда повествует, что скрипка Губермана была украдена дважды — в первый раз в 1919–м в Вене, но ее полиция вскоре нашла, потому что злоумышленник выставил раритет на аукцион. А второй раз она пропала из гардероба Карнеги–холла в 1936 году в перерыве концерта, и полиция не смогла ничего поделать. А скрипач доиграл вторую часть концерта на другом инструменте… Он, конечно, был в большом расстройстве, но инструмент был застрахован, так что материально исполнитель не пострадал.

Нашелся «Гибсон» только через 66 лет. Говорят, скрипач Джулиан Альтман на смертном одре признался жене, что все время играл на скрипке Страдивари, но об этом никто не знал. А он–де случайно купил ее за 100 долларов. И покрыл обувным кремом, чтобы эксперты не могли распознать старинный лак скрипичного мастера.

В 2001–м Джошуа просто пришел в мастерскую, чтобы поменять струны на своем «Томе Тейлоре» работы Страдивари. А мастерам именно в то время принесли «Гибсона». Белл говорит, что когда он увидел скрипку, любовь возникла «с первого прикосновения»: «Я никогда в жизни не слышал такого звука…» — признавался он.

На «Гибсоне» в то время играл британский скрипач Норберт Брайнин. Он собирался продать его одному немецкому коллекционеру. «Я решил, что этого не случится никогда! — говорил Джошуа. — Это сокровище создано для того, чтобы на нем играть, а не хранить взаперти в коллекции».

Так или иначе, но Белл продал своего знаменитого «Тома Тейлора» работы Страдивари за 2 млн. и купил «Гибсон» за 4 млн. И в тот же вечер отыграл на нем концерт в Лондонской королевской опере.

— Этот инструмент — мой ребенок, и беру его в руки так бережно, как будто пеленаю младенца, — признается скрипач. — У меня часто спрашивают: зачем покупать скрипку за такие сумасшедшие деньги, когда есть масса добротных инструментов за разумную цену? Но скажу, что ощущения и уровень мелодичности звука исторических инструментов никогда не сравнятся с теми же качествами ни в одном современном».

Наталья ЛЕБЕДЕВА.


Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected]


Comments are disabled for this post