В Латвии хотят амнистировать бунтарей, восставших против власти

13 января 2009 года в Старой Риге начались беспорядки, которые впоследствии окрестили «ночью булыжников». Полиция задержала в общей сложности 126 латвийцев. Во время столкновений у здания сейма ранения получили 30 человек, еще 28 пострадавших пришлось госпитализировать. Некоторые до сих пор расплачиваются за последствия своего выбора в ту ночь: судами, проблемами со здоровьем, инвалидностью.

Один из самых известных на данный момент участник беспорядков — Музыкант с Маскачки Ансис Атаолс Берзиньш — выложил видеопосвящение юбилею на YouTube. По его мнению, латвийское государство экзамен этого бунта не прошло.

— В качестве орудия были применены мучения и унижения. С помощью унижения можно было избавиться от мучений. До сих пор есть парни, которых мучают за события того вечера. До сих пор никто не был призван к ответственности за антигосударственную деятельность правительства. Также, по мнению Музыканта с Маскачки, заслуживают наказания за совершенные действия некоторые правоохранители.



Источник: LETA

Тем временем в сейм был подан законопроект об амнистии участников беспорядков 13 января. Его подала представитель нацблока Янина Курсите—Пакуле. Она уверена: надо простить тех, кто кидал камни во имя юношеских идеалов.

«Закон потому и закон, чтобы отделить тех, кто на самом деле воровал и нападал на полицейских, в их делах это видно. Мы не будем просто бездумно давать амнистию, а амнистируем тех, кто протестовал в духе юношеского протеста, чтобы сделать жизнь лучше», — подчеркнула она.

По мнению автора идеи законопроекта, таких 10 лет назад на Домской площади было несколько десятков человек.

Могли бы наказать административно

Дискуссия о том, кем считать участников беспорядков, не заканчивалась никогда. Были они пьяными погромщиками, которых надо наказать по всей строгости закона, или «нашей протестной молодежью», которую надо пожурить, понять и простить? В Латвии, как известно, восторжествовало первое объяснение. Погромщиков решили наказывать по всей строгости.

29 января 2009 года до Административного суда дошло дело первого погромщика, которому инкриминировались сопротивление полиции и бросок булыжником в полицейского. Однако судья Целмс отправил материалы в криминальную полицию, чтобы проверить, не совершил ли молодой человек уголовное преступление.

Так же поступили и с другими задержанными: административные дела по статье «сопротивление сотрудникам полиции» в судах закрывались, а материалы отправлялись в полицию, для того чтобы начать уголовные процессы по весьма жесткой 225—й статье УЗ 2—й части: «Активное участие в массовых беспорядках, связанных с погромами, взрывами, уничтожением чужого имущества и насилием, а также противостоянием органам правопорядка». Отметим: прокуроры достаточно жестко отстаивали позицию обвинения: пытались бороться за тюремные сроки и упрямо обжаловали вердикты с принудительными работами.
В итоге, по данным судебной администрации, обвинение было предъявлено 68 подозреваемым, пятерых оправдали. Половину осужденных приговорили к принудительным работам, половину — к лишению свободы.

Семеро реально оказались за решеткой.

Один из подозреваемых, Ансис Атаолс Берзиньш, был объявлен в международный розыск, весной 2017 года его задержали в Чехии, в ноябре 2018—го — к 10—летию беспорядков — он вышел на свободу и теперь намерен подать на Латвию в суд.

За 5 лет до этого в тюрьму отправился Эдгар Горбань — тот самый, кто потерял глаз от резиновой пули «альфовца».



Эдгар Горбань.
Источник: LETA

Эдгар в море не пошел

В разгар событий Эдгару было всего 16 лет. Из—за травмы и инвалидности ему пришлось расстаться с мечтой ходить в море.

22 дня тюрьмы он в итоге получил вместо 88 часов принудработ, как суд решил изначально.

«Я вообще в 16 лет был панком, это было такое протестное настроение — казалось, что мы что—то меняем. Я видел по телевизору, как в западных странах происходят беспорядки, и была такая уверенность, что там люди могут свои клыки показать, надавить на правительство. Я сейчас, конечно, понимаю, что это немножко наивная точка зрения, но в 16 лет это было неплохо для меня», — поделился он накануне десятилетия беспорядков в интервью LTV.

По пути к зданию парламента Эдгар отбился от компании друзей и остался один. Люди вокруг начали кидать камни — и он последовал их примеру. Вскоре протестующих оттеснили на улицу Трокшню.

«И вот где—то тут стояли полицейские. Я к ним приблизился с совсем короткого расстояния, пытался кинуть куском льда — хлопок! Удар! Я падаю, ползу и не понимаю, что же происходит», — рассказал он.

После выстрела другие протестующие подхватили Эдгара и отнесли к медикам скорой помощи. Эдгар уверен, что боец «Альфы» нарушил протокол и выстрелил ему в лицо без предупредительного выстрела.

Однако это не удалось доказать в суде, а проверка госполиции показала, что действия полиции были обоснованными.

Тогда молодому человеку было 16 лет. Сегодня он не считает беспорядки 13 января ключевым событием. Говорит, что даже многое приобрел — внимание сверстников, девушек, например.

Сейчас молодой человек живет один, планирует получить профессию — он так и не закончил 12 классов. Эдгар долгое время работал в строительстве, успел потрудиться за рубежом. Говорит, второй раз кидать кирпичи в сейм не стал бы.

«Можно действовать более эффективно, более прогрессивно. Это такой простой метод — и, как я увидел, он не особо увенчался успехом», — считает Эдгар.

«Музыкант с Маскачки» хочет судиться за свою правоту

В свою очередь другой участник январских беспорядков 2009 года, Ансис Атаолс Берзиньш, настроен по—другому. Выйдя из тюрьмы 30 ноября он заявил: он будет судиться, чтобы добиться своей правоты и реабилитации.

Бывший руководитель группы «Музыканты с Маскачки» отбыл присужденный ему срок — год и 8 месяцев, в который вошло также время, проведенное под стражей в Чехии.

«То, что меня посадили в тюрьму, было политическим делом. И с моей стороны это была общественная деятельность. Как в Индии во времена Ганди людям приходилось сидеть из—за убеждений, и они знали, на что шли. Это тоже общественная деятельность, я считаю», — сказал активист, выйдя на свободу.
Музыкант подчеркнул, что планирует судиться, чтобы добиться своей реабилитации. Правда, пока не решил, куда обращаться, потому что латвийской судебной системе больше не доверяет.

Адвокат Муцениекс настаивает: у латвийского суда вообще не было оснований брать Берзиньша под стражу и заменять первоначальный условный срок на реальное лишение свободы. Это произошло на том основании, что он якобы не отмечался в Службе пробации, хотя обязан был это делать. Однако Верховный суд, который в порядке апелляции рассматривал дело Берзиньша, как и суд первой инстанции, сам указал, что «на А. А. Берзиньша нет необходимости налагать обязанности, предусмотренные частью шестой ст. 55 Уголовного закона», — подчеркивает защитник.

Иными словами, нигде отмечаться Берзиньш не был обязан! Тем не менее пока ему это не помогло.

«Ночь булыжников» и следствие

Все возникло стихийно: 13 января 2009 года около 19 часов несколько сотен участников мирной акции протеста, организованной партией «Общество за другую политику», с Домской площади направились к зданию сейма. Там отдельные группы молодежи забросали здание парламента яйцами, бутылками, булыжниками из мостовой, попытались ворваться внутрь. Были разгромлены также магазины на ул. Смилшу и других.

Полиция пыталась сдержать погромщиков; в итоге были применены слезоточивый газ и другие спецсредства.

Около 20.30 в Вецриге сотрудники правоохранительных органов приступили к массовым задержаниям. Всего во время беспорядков в Вецриге были задержаны 126 человек.

Понятно, что всех фигурантов «ночи булыжников» сразу выявить не удалось. Однако полиция вывесила фото самых активных на сайте www.masunekartibas.lv, и дело пошло быстрее. В итоге под суд отправились 68 человек. Правда, одного большого суда не получилось — процесс пришлось разделить на несколько мелких.

Николай КУДРЯВЦЕВ.


Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected]


Comments are disabled for this post