Война России и Украины была предсказана и описана 12 лет назад

Роман «Принуждение к миру» Сергея Ермолова остался мало кем замеченным — однако сейчас читается как предвидение.

«Странно, Крым, а по утрам холодно»

Об авторе, живущем в Санкт–Петербурге, в открытых источниках информации совсем немного, хотя в его библиографии уже немало произведений в жанре социальной фантастики. Названия берут за горло: «Меня это не касается», «Формула действия», «Нашествие черни»… Мне было занятно узнать, что писатель родился в том же, что и я, 1970 году. То есть еще успел застать социализм. Высшее финансово–экономическое образование получил в Питере уже в 90–е, тогда же отдал долг Отчизне, при небольших, но офицерских погонах. В настоящее время зарабатывает на жизнь государевой службой — начальствуя в фискальной сфере. На Руси и раньше книжками было не прожить, а сейчас и подавно.

Только вот скорее всего не Сергеем автора кличут, и фамилия генерала — покорителя Кавказа — это всего лишь звучный псевдоним. Фото литератора во всезнающей Сети — отсутствует. Видимо, есть от чего…

«Лента новостей. Украинские подразделения ликвидировали 60 спецназовцев российского ГРУ, заявил в субботу президент Украины. По его словам, бой шел на высоте Т в Киевском районе. Подтверждения этой информации из российских источников нет.

Лента новостей. После того как ООН фактически расписалась в своем бессилии, у Москвы оказались развязаны руки для того, чтобы решать конфликт по своему усмотрению».

Эти цитаты–врезки из книги Ермолова звучат удивительно актуально, точно так же, как и ее название в идейном смысле тождественно тому, что начал Кремль 24 февраля. «Спецоперация» — ведь это же не война! «Принуждение к миру» практически.

В романе же все началось с нападения неопознанных лиц в гражданском на воинские части РФ в Крыму. Место, где начался пожар конфликта, угадано вполне. Как и общий стиль «тумана войны»: «На дороге появился танк без опознавательных знаков. Куда и зачем он ехал — непонятно. Проезжая мимо КПП, он отвернул башню в сторону города и выстрелил. Рухнул чей–то домик».

«Город практически полностью разрушен»

Это Мариуполь? Нет, Севастополь. Повествование ведется от лица российского офицера, попавшего в замес между властями Киева и крымскими татарами. «Утром центр города представлял собой печальное зрелище: сожженные кафе и магазины, дома, испещренные пулями. Улицы опустели — жители, как украинцы, так и мусульмане, в страхе сидели по своим домам. Многие спешно покидали город. В городе выясняют отношения полувоенные формирования националистов, и у армии недостаточно сил, чтобы положить этому конец. Ведь можно же было военному и политическому руководству как–то договориться, идти на какие–то взаимные уступки. Но, к сожалению, никто из противостоящих об этом не задумывался…»

Ну а вот и политическая реакция, вполне узнаваемая: «Лента новостей. Спикер Госдумы РФ заявил, что Россия «не откажется от полномасштабных и оперативных мер, которые потребуются для защиты российских граждан в регионе и сохранения безопасности на наших южных рубежах…»

В романе, однако, весьма комплиментарно описывается реакция Запада. «Лента новостей. По решению Совета НАТО в Черное море введено соединение военно–морских сил альянса. В состав международной эскадры вошли американский ракетный крейсер, фрегаты. Согласно заявлению штаб–квартиры Северо–Атлантического блока, эскадре поручено обеспечить безопасность гуманитарных конвоев, эвакуирующих мирное население из зоны конфликта».

К несчастью для Украины, в подлинной картине мира реакция Североатлантического альянса в целом практически отсутствует — все меры поддержки Киева происходят в одностороннем порядке.

А вот что объединяет книжных и действительных россиян в военной форме — так это привычка к любым поворотам судьбы, фатализм: «Я уже вполне свыкся со всем, что произошло здесь, произошло на моих глазах. Армия не мстит; она наводит порядок — быстро и по уставу. Кормили хорошо: «кирзы» не было, раз в день давали картошку с какой–то жирной подливой или склеенную в запеканку с яичным порошком, а на ужин — макароны с тушенкой по–флотски».

«Нашли новую национальную идею»

В романе Ермолова полно экшена, боев и крови. Философии совсем немного, но, как пуля — в десятку:

«Жертвовать собой, чтоб врагам было хуже. А враги — кругом. И у России по–прежнему два союзника — армия и флот. Мышление людей с ментальностью девятнадцатого века. Не помню, кто из умных сказал: мы такие злые не потому, что так плохо живем. Мы так плохо живем, потому что такие злые. Мы просто обязаны защищать государство, даже тогда, когда ему никто не угрожает».

На самом деле, вышеуказанные размышления сейчас можно прочесть в социальных сетях, которые 12 лет тому назад были в зачаточном состоянии. А вот еще что по аналогии:

«Лента новостей. Генштаб РФ. На стороне Украины воюют иностранные наемники. Лента новостей. Российский бомбардировщик дальнего радиуса действия Ту–22 был сбит над Украиной зенитной ракетой дальнего радиуса действия, предположительно С–200; по мнению источника в Минобороны РФ, этот комплекс ПВО был поставлен в Украину из Грузии».

Солдат постепенно привыкает ко всему: «Война стала буднями. Ложатся к пулемету, как будто к станку встают. В МТЛБ — как за рычаги трактора. Работать. Да, именно этим словом — «работать» — многое называли здесь…»

Или вот, из какой амбразуры в «Принуждении» российский воин смотрел на противника: «По сути идеологии не было вообще. Очевидно, сработала отработанная еще в старые времена политика информационного голода. Всем все знать нет необходимости. Вступал в силу закон выживания и самосохранения. Лучший враг — убитый враг».

«Ввод в Киев войск»

В романе стратегия России идет — почти что — как в реальности. Сначала бои расплываются в подбрюшье Украины, по Херсонской и Одесской областям. Потом пришел черед столицы:

«Танки давили грузовики и автобусы, которыми были перегорожены улицы. Чтобы «подогреть» обстановку, по городу разъезжали автомобили с громкоговорителями. Жителей призывали выйти из домов. Такие же призывы были слышны с вертолетов, барражировавших на малой высоте. Солдатам разрешили вести огонь на поражение. Когда из толпы в чисто провокационных целях раздавались выстрелы по войскам, те начинали буквально поливать автоматными очередями демонстрантов. Большие лужи крови смывали пожарными машинами».

Финал романа, как говорят, открытый. Войска РФ доходят до западных границ Украины, и тут НАТО объявляет Москве ультиматум: «В случае, если российские войска не прекратят геноцид мирного населения, по военным объектам России будут нанесены воздушные удары. По приказу президента США, в Черное море направлены боевые корабли США, на базы ВВС НАТО в Италии, Польше и Венгрии дополнительно переброшены 38 ударных самолетов тактической авиации. Приведена в боевую готовность стратегическая авиация.

Что же касается меня… Я в порядке. Мне снятся плохие сны».

Увы, все происходящее ныне — не сон и не бред. И финала остается ждать совсем недолго.

Подписывайтесь на Телеграм-канал BB.LV!
Заглядывайте на страницу BB.LV на Facebook!
И читайте главные новости о Латвии и мире!


Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected]


Comments are disabled for this post