Выставка: этот мятежный Гейкин

Сближение стилей

Название выставки, обозначающее сближение, схождение, точное — художник вольно интерпретирует идеи и взаимодействие разных культур, периодов, направлений, решая тему их слияния в рамках одной композиции.

В начале 70-х Гейкин много работает над созданием акварельных миниатюр и крупноформатных многофигурных композиций в технике маслом. Углубленно изучал холсты старых мастеров, уделяя большое внимание творчеству иконописцев и русских авангардистов, главным образом живописи Павла Филонова, у которого позаимствовал принцип построения окружающего мира из мелких частиц, образующих единое целое.

— Я знаю Ромуальда 40 лет, — делится куратор выставки Ирэна Бужинска. – Он инвалид с детства, но, наверное, именно его физический недуг развил у него огромное желание жить, добиваться своего, наслаждаться жизнью в полной мере. Он женат, у него есть дети и внуки.











Испытание судьбы

В студенческие годы они жили в одной комнате в общежитии на Лачплеша с известным «медальером» Янисом Струпулисом. Молодые люди устраивали развлечения «на грани», особенно в день рождения Гейкина 10 декабря. Однажды он ради шутки лег в гроб, после чего очень сильно заболел. До такой степени, что на год был выключен из активной жизни, лечился и вынужден был взять академотпуск. Тогда он не понимал, что есть какой-то рубеж, через который переступать нельзя…

Вот эта знаменательная работа как раз того периода, когда он вылечился — лежит на печи, а вокруг его сокурсники. После всего он понял, что нельзя заглядывать «за грань» просто так.

Его работы всегда отличались оригинальностью, непохожестью. С большим уважением Гейкин вспоминает своего учителя Эдгара Илтнера и своего «мучителя» Арвида Эгле, преподавателя рисунка. Илтнер понял, что Ромуальд рисует самобытно, указывал на ошибки, но не старался сломать творческую индивидуальность.

А Ромуальду всегда нравилось то, что выбивается из рамок. Недаром этот прекрасный «Акт», который мы сейчас видим ВПЕРВЫЕ, послужил причиной разборок в академии на предмет, что студент не умеет рисовать.

«Акт» — эта «цветная женщина», в великолепной технике рисунка, но она вся в разноцветных бликах от солнца – мы бы сейчас сказали, что это шедевр. А тогда на смотре студенческих работ оценили ее как «недостойную» — мол, слишком она яркая, пятнистая.

Тут целый ряд работ, которые не выставлялись в то время, маленькие шедевры. Вот эти рисунки чернилами на бумаге – недаром и название «Рисунки просто так» — для себя, тренировал руку. Эти работы создавались для себя, на бумаге для фильтров сигарет.

Во всем мы видим поиски своей композиции, своего мироощущения, собственных образов.

Или вот здесь – группа образов, написанная фломастерами. Это немножко наивно сейчас выглядит, но мы помним, когда они появились, какая это была диковинка, как все радовались им!

Это антропоморфные абстрактные формы – геометрические линии, растения, мох, водоросли, соединения сердец или умов.

Поиски, как можно этими фломастерами ровно покрыть поверхность – самое сложное во фломастерах. Тушь покрывает одинаково, ровно, а фломастером вы так не сможете сделать, его стержень ворсистый. Тут целая лаборатория всего, что он делал.

«Из пространства выходящий»

А вот это было полным открытием для меня – пласт творчества, который мы не знали, рисунки. Здесь как бы ненасыщенное пространство, пустое. Здесь эта туманность, стиль «из пространства выходящий». Это 70-е, последние курсы ЛАХ.

А здесь, в третьей комнате, работы 2000-го. Смешанная техника – карандаш, акварель, и названия – «Деградация», «Противоположности», «Разрушающийся мост», «Энергия», «Мечта». Что-то из разных вероучений – он много это изучал, искал общее духовное начало в каждой культуре, общие морально-этические и эстетические основы. Религии разные, но есть общее духовное начало, которое везде присутствует. А еще у него — ответственность каждого человека за судьбы мира, что остается после нас, наше наследие… О чем он беседует с единомышленниками, друзьями.

Техника здесь уникальна, с очень близкими тональными переходами, работы написаны так называемой «сухой акварелью», распространенной в XIX. Это когда чуть-чуть слюной разбавили краски, не разводя с водой, чтобы акварель получилась густой и бледненькой, как чуть-чуть капнули водой. Эта не та акварель, когда на мокрую бумагу наносится красочный слой и там растопляется.

Тупики и выходы

Увидев великолепные ранние работы Ромуальда маслом, спрашиваю у него, почему перестал писать маслом?

— Здесь чисто техническая причина, — отвечает член Союза художников Латвии. — Живу и работаю в комнате 15 кв. м. Там у меня киностудия – огромный телевизор, аудиотехника – все время слушаю музыку, там же сплю и работаю. То, что делал масляными красками, – это все еще из студий академии. Могу сказать, что в акварели добился того, чего уже не могу добиться в масле.

А когда спрашиваю о философских работах автора, отвечает, что ничего в них не придумывает.

— Беру то, что есть вокруг нас. Там же у меня прошлое, настоящее и – даже не предвкушение будущего, а просто предлагаю человеку подумать, что из этого получится. Поэтому они у меня все дымчатые, светлые – как сказал философ, весь мир – иллюзия. Поэтому я даю людям иллюзию, а что они возьмут из этого – их дело. Ничего не навязываю, даю только голый факт. Какая тебе карта легла, такой и играй.

Смотрим с художником названия работ, прошу объяснить идею. И тут он обнаруживает, что названия-то даны другие!

— Вот эта называется «Поцелуй в Гефсиманском саду», а назвали «Совпадение». Почему? Ведь здесь Господь, Чаша Господня и Иуда. А рядом равнодушные люди — что им до того? Они заняты своими проблемами.

А вот эту почему-то назвали «Код» или «Шифр» (по-английски). Ведь она называется «День рождения Пушкина»! И на самой работе – видите, цифры 06.06 – день рождения гения, наш код. Не знаю, почему так называли. Странно – сзади ведь на работе все написано… А названия «Деградация» у меня вообще нет. Вот эта рабта называется у меня «Случайность», а написано «Разделение»… Все перепутали.

Вот этот «Тупик» писал в начале 2001-го, еще до событий 11 сентября. Друзья обратили внмание, что у меня изображены Бен Ладен и самолет. Что это – предвидение? Не знаю…

Мой педагог по живописи Василий Паршиков, к которому ходил в студию в Даугавпилсе в детстве, говаривал: «Твой кумир Ван Гог был сумасшедшим, и ты тоже».

…Художник всегда был «не как все». Сейчас ему очень не нравится то, что происходит с русским языком и со всем русским наследием Латвии, и он об этом открыто говорит.

Картины Ромуальда куплены и увезены ценителями в Германию, Англию, США, а в российском реестре художников, где значатся имена начиная с XVII века, тоже есть его фамилия.

Наталья ЛЕБЕДЕВА.

Фото Владимир СТАРКОВА.

Подписывайтесь на Телеграм-канал BB.LV!
Заглядывайте на страницу BB.LV на Facebook!
И читайте главные новости о Латвии и мире!


Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected]


Comments are disabled for this post