Замена кассовых аппаратов: как чиновники изматывают латвийских торговцев

Среди так называемых латвийских реформ есть одна, от которой уже несколько лет буквально трясет мелких и средних торговцев. Именно их заставили в первую очередь заменить кассовые аппараты, оплатив покупку из собственных средств. И вот теперь оказывается, что все было напрасно. Информационные технологии идут вперед, и закупленную технику вскоре опять могут заставить поменять. При этом главной цели, для чего и затевалась эта возня, реформа не достигла.

Отматывали чеки

Все началось с того, что в начале 2016 года Служба государственных доходов (СГД) разослала торговцам уведомление, в котором перечислялись почти все имеющиеся модели электронных кассовых аппаратов. Их требовалось перепрограммировать, установив оборудование, позволяющее считывать информацию в электронном виде, иначе с 1 января 2017 года использовать их будет запрещено.

При этом расходы на перепрограммирование были выше стоимости нового прибора. Зато предприятиям, входившим в «программу углубленного сотрудничества», СГД давала существенную отсрочку. Одним из критериев включения в эту программу был минимальный порог оборота после уплаты налогов в размере 4,2 млн. евро за последние три года.

Естественно, что под него подпадали крупные торговые сети, большинство из которых принадлежат иностранному капиталу. А мелкому и среднему бизнесу предстояло раскошеливаться сразу.

Одним из главных обоснований замены фискального оборудования были махинации с прежними моделями.

Вы не замечали, что именно в крупных супермаркетах кассиры всегда выбивают чеки при покупке?

Достаточно было установить на кассовую систему нехитрую компьютерную программу, чтобы после смены отматывать назад количество покупок и их суммы, показывая в итоге для налоговиков меньшую выручку, с которой и платился налог на добавленную стоимость. И дело в том, что подобными махинациями и занимались преимущественно крупные торговцы.

Мелким, владеющим одной–двумя торговыми точками, покупка подобной программы была не по карману. Но почему–то именно их заставили менять кассовые аппараты. От прежних моделей они отличались тем, что в них имелся встроенный электронный фискальный блок. Достаточно присоединить к разъему флешку, чтобы считать все данные.

Безымянные чиновники в СГД, которые разрабатывали нововведение, почему–то считали, что схимичить с подобной электроникой не получится. Как бы не так! Любую электронику можно взломать, и кассовый аппарат не исключение.

В том, что это возможно, признаются и сами чиновники. Иначе зачем было принимать дополнения к Кодексу административных нарушений и существенно увеличивать суммы штрафов. Теперь за вмешательство в конструкцию или программу электронного кассового аппарата СГД может оштрафовать юридическое лицо на сумму от 1 400 до 14 000 евро.

Мелкие торговцы обычно просто не выбивали чеки. Хотя, как справедливо отметил президент Ассоциации торговцев Латвии Хенрик Данусевич, те же нечестные торговцы, что не выдавали покупателю чеки, имея старые кассы, продолжат поступать так же и при наличии модифицированных касс. Аппарат ведь «не выдает чек сам автоматически при виде покупателя», пояснил г–н Данусевич.

«Тем более что налоговики так и не сказали, сколько торговцев вмешивалось в работу касс», — продолжил он. Зато лихорадить стало всю отрасль. В ассоциации подсчитали сумму общих затрат: 70 млн. евро, которые компенсировались ростом цен.

Соломоново решение

Но оказалось, что грозное предписание СГД было просто невыполнимо. За весь 2016 год не появились ни сертифицированная в налоговой службе модель нового кассового аппарата, ни фирма, занимающаяся их обслуживанием.

Получалось, что с 1 января 2017 года около 30 тысяч владельцев торговых точек должны были свернуть свой бизнес, так как они нарушали закон. За этот год фирмы, торгующие подобными фискальными приборами, неплохо заработали, продавая торговцам будто бы новые, утвержденные модели. Зато цена приборов увеличилась за последние месяцы более чем вдвое — со 140 до 350 евро. Аргумент выдвигался железный: мол, деваться некуда, иначе с 1 января 2017 года придется закрываться.

В итоге было принято соломоново решение. Торговцам разрешили работать со старой техникой до того момента, пока первые модели сертифицированных аппаратов не появятся на рынке. И тогда в течение полугода они должны были купить новые приборы и зарегистрировать их в СГД.

И законопослушные предприниматели именно так поступили, заплатив за каждый агрегат в среднем 300 евро. Но тут оказалось, что в начале 2018 года СГД пришлось принять решение об исключении шести кассовых аппаратов из списка соответствующих моделей. В тот момент такими моделями пользовалось уже более 18 тыс. предпринимателей. И компенсировать им убытки от деятельности нерадивых чиновников никто не собирался.

Эксперты отмечали, что именно СГД виновата в том, что требования, включенные в правила Кабинета министров, противоречивы, — их невозможно трактовать однозначно. Там и кроется причина сегодняшних проблем. Но признаваться в браке никто не собирается до сих пор.

Во всем мире кассовый аппарат – это машинка для планирования бизнеса. По выбитым чекам можно отследить, насколько успешно идет бизнес, увидеть часы пик у покупателей в магазине и т. д. У нас в Латвии кассовый аппарат сделали средством сбора налогов. И соответствующие службы смотрят на кассовый аппарат не как на помощника бизнесмена, а как на врага, с помощью которого можно обмануть государство.

Выводы Государственного контроля

В Латвии не созданы предпосылки для успешного завершения реформы кассовых аппаратов. К таким выводам пришел Госконтроль в ходе ревизии. Реформа кассовых аппаратов, длящаяся пять лет, не имеет развернутого плана действий, неясен также окончательный ее срок.

В переводе с чиновничьего языка на нормальный это означает, что налицо законодательный брак. В цивилизованных государствах за ним стоят конкретные разработчики и чиновники, принимающие документ. И они должны нести ответственность за свои решения. Но только не в Латвии.

«Реформа касается более чем 30 тысяч налогоплательщиков, которые ежедневно используют кассовые аппараты и системы. Перед тем как начинать столь серьезные перемены, государство должно было тщательно планировать, какие затраты возникнут у предпринимателей, в какие сроки можно будет внести изменения и каковы могут быть преимущества государства», — заявила госконтролер Элита Круминя.

Оказывается, в Министерстве финансов и СГД даже посчитали дополнительные поступления в государственный бюджет: 18,5 млн. евро в 2017 году и почти 17 млн. евро — в 2018–м. Эти миллионы так и остались на бумаге.

«В начале этого года, через пять лет после начала реформы, было заменено только 59% всех кассовых аппаратов. Большую часть составляют такие, для замены которых нужны индивидуальные решения. Так как замена кассовых аппаратов в первую очередь является внедрением информационных технологий, существует риск, что в момент, когда они будут заменены, информационные технологии уже устареют», — говорится в ревизионном заключении.

 

Александр ФЕДОТОВ


Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected]


Comments are disabled for this post