Госконтроль обнаружил, что в Латвии никому нет дела до полезных ископаемых

Причин такой ситуации несколько, в том числе отсутствие комплексной стратегии недропользования, отсутствие полной, качественной и своевременной информации о полезных ископаемых страны, отсутствие структурированных данных и риск-ориентированных проверок, акты по рекультивации участков добычи полезных ископаемых неполные.

Член совета Госконтроля Инга Вилка указала, что «в стране нет стратегии или видения будущего использования подземных ресурсов, медленно создается система, которая бы предоставляла полную, качественную и своевременную информацию о доступных и добываемых полезных ископаемых в стране, но имеющаяся информация не анализируется и не используется для принятия решений. Таким образом, мониторинг добычи полезных ископаемых недостаточен, в то же время на недропользователей возложена необоснованная административная нагрузка, наблюдается недостаточное сотрудничество государственных учреждений».

Госконтроль пришел к выводу, что без государственной политики, стратегического долгосрочного видения и при неполном контроле за добычей полезных ископаемых дальнейшее функционирование и развитие различных отраслей, например, строительства, может оказаться очень сложным. Это особенно важно в настоящий момент, когда реализуется несколько крупных проектов инфраструктурного строительства общегосударственного значения и ожидается значительный рост потребности в сырье для строительных материалов.

В Латвии объем использования вторичного сырья (6% от общего потребления в 2021 году) в два раза отстает от среднего показателя Европейского Союза (12%), поскольку использование вторичного сырья и сокращение добычи первичного сырья — невозобновляемых полезных ископаемых — недостаточно продвинуты в стране. Основным экономическим инструментом содействия развитию рынка переработки является налог на природные ресурсы – его задача не только в повышении ответственности производителя, но и в создании стимулов для снижения стоимостной разницы между первичным и вторичным сырьем за счет налогообложения на добычу полезных ископаемых.

В Латвии ставки налога на природные ресурсы до сих пор не могли этого эффективно обеспечить. В то же время проверки правильности исчисления налога на природные ресурсы недостаточно эффективны, поскольку Государственная служба окружающей среды (ГСОС) требует от добытчиков полезных ископаемых предоставления информации, которая уже находится в распоряжении Службы государственных доходов (СГД), а также проверяет уплату налога, хотя это задача СГД.

По данным Госконтроля, из-за недостаточно оцифрованной геологической информации в Латвии уже 20 лет не ведутся систематические поиски и исследования новых полезных ископаемых и других подземных ресурсов. К 2020 году планировалось оцифровать 90% данных, имеющихся в геологической информационной системе, но реально из-за ограниченного финансирования в настоящее время в цифровом виде доступно только 10%. Это существенно ограничивает дальнейший поиск и разведку подземных ресурсов, а новые ресурсы не выявляются в плановом порядке. Это также может негативно сказаться на планировании развития территории. Например, не включение потенциальных участков добычи полезных ископаемых в муниципальные территориальные планы может привести к тому, что эти участки или их окрестности будут застроены до добычи полезных ископаемых, что не позволит рационально использовать имеющиеся полезные ископаемые и создаст конфликтные ситуации на разных территориях.

Имеются пробелы в Регистре месторождений полезных ископаемых, который содержит сведения о месторождениях полезных ископаемых, а также в Инвентаризационном балансе. В настоящее время информация в реестр вносится вручную, что требует больших и длительных затрат ресурсов государственных учреждений, а также вызывает ошибки при вводе данных. В то же время, недостаточное сотрудничество между ГСОС и государственным ООО «Latvijas Vides, ģeoloģijas un meteoroloģijas centrs» (Латвийский центр окружающей среды, геологии и метеорологии / ЛЦОСГМ), а также недостатки контроля повлияли на качество инвентаризационного баланса или сбора данных о полезных ископаемых.

Аудиторы считают, что электронная подача отчетов о добыче полезных ископаемых позволит быстрее выявлять ошибки и экономить ресурсы ГСОС. В то же время, на полноту данных о запасах в Регистре месторождений полезных ископаемых влияет тот факт, что ГСОС не проверило соблюдение требований некоторых нормативных актов. Например, в реестре нет актуальной информации о количестве остаточных запасов на 131 участке добычи полезных ископаемых.

В связи с недостатками методики сбора данных, по оценкам аудиторов, в балансе запасов на 2021 год отсутствуют данные о наличии полезных ископаемых строительного сырья в количестве 65,40 млн куб. м или 16,4%, а также по остаткам торфа и сапропеля в количестве 8,87 млн т или 10,3%.

Министерство охраны окружающей среды и регионального развития (VARAM) и подведомственные ему учреждения — ГСОС и ЛЦОСГМ — обязаны обеспечить полную доступность информации, чтобы иметь возможность разрабатывать документы планирования качественного развития на основе данных использования недр и целенаправленно планировать их использование в долгосрочной перспективе, а для более эффективного государственного управления деятельностью необходимо улучшить обмен информацией между этими учреждениями, заключает Госконтроль.

Недостаточное регулирование рекультивации участков добычи создает риск увеличения деградированных площадей, в том числе в случае неисполнения предприятием своих обязательств по рекультивации или организации участка добычи после завершения добычи. Например, из 128 недропользователей проверка выявила 39 или примерно 30% ликвидированных предприятий, не рекультивировавших в общей сложности 51 месторождение. Кроме того, затраты на восстановление деградированных объектов с каждым годом возрастают. Например, в 2016 году затраты на рекультивацию выявленных деградированных участков добычи торфа в Латвии составили около 14 миллионов евро, а с учетом инфляции в 2022 году, по оценкам аудиторов, эти затраты составляют уже 20 миллионов евро. Если компания не выполнила обязательство по рекультивации участка добычи, то расходы придется взять на себя собственнику земли.

При этом Госконтроль утверждает, что большинство участков торфодобычи принадлежат государству или муниципалитетам.

В настоящее время нормативной базой не определены критерии признания добычи полезных ископаемых завершенной, также лишь в общем определен контроль за процессом рекультивации, но не определено требование создания финансового обеспечения рекультивации. Как это ни парадоксально, момент рекультивации участка добычи фактически знает только добывающая компания, но она не обязана информировать об этом ответственные учреждения. Кроме того, большинство комапний, в том числе муниципалитеты, своевременно не планируют средства на рекультивацию участка добычи – из включенных в выборку компаний и муниципалитетов 87% компаний и ни один муниципалитет не показали в своих ежегодных отчетах накопления на рекультивацию.

Согласно нормативной базе рекультивацию контролируют органы местного самоуправления, но у них разное понимание надзора. В ходе аудита было выявлено 254 заброшенных участка добычи, которые не были рекультивированы, в том числе 140 участков были оставлены более 10 лет.

Госконтроль дал VARAM, ГСОС и ЛЦОСГМ 13 рекомендаций после аудита. Крайний срок реализации рекомендаций – январь 2027 года.

Подписывайтесь на Телеграм-канал BB.LV!
Заглядывайте на страницу BB.LV на Facebook!
И читайте главные новости о Латвии и мире!


Заметили ошибку или опечатку? Материал нуждается в исправлении? Будем рады Вашей помощи! Пишите на на адрес [email protected]


Comments are disabled for this post